Ramiz Rövşənin yubileyindən təbəssüm dolu REPORTAJ



Nəşr edilib: 14:06 15/12/2016 Baxış sayı: 1531
Müəllif:

Ramiz Rövşənin yubileyindən təbəssüm dolu REPORTAJ

Yenə bu şəhərdə Ramiz Rövşənlə üz-üzə gəldik. Neyləyək, ayrıca Ramizimiz yox? Bəlkə biz də Ramiz ola bilərdik, bəlkə Ramizik, xəbərimiz yox.

Soyuq, küləkli havada Yazıçılar Birliyində Ramiz Rövşənin işığına yığışmışdıq. Hamı orda özünü xoşbəxt sanırdı.

70 yaşı tamam olmuş Ramiz Rövşən hələ də Budda kimi görünürdü. Natəvan klubunun dairəvi masası o an mənə dünyanı xatırlatdı. Ramiz Rövşən Budda sakitliyi ilə dünya kimi yumru masanın başında oturmuşdu. Və onu sevənləri, dostları yığışmışdı başına.

Sözü verək Anar müəllimə: “Ramiz Rövşən Azərbaycan ədəbiyyatın böyük şairlərindəndir”

Burda mütləq bir alqış olmalı idi. Amma Anar müəllimin girişinin sonunda alqışın gurultusunu artıracaq daha ciddi bir məsələ vardı. Ədəbiyyata xidmətlərinə və 70 illik yubileyinə Ramiz Rövşənə mükafat verdiyini açıqlayanda qulaqlar tutuldu alqış səslərindən. Anar müəllim gurultunun arasından bir yüngül zarafat da elədi: “İstədim, araq, ya da konyak hədiyyə edim Ramizə. – gülüş səsləri. – Sonra mənə dedilər ki, Ramiz içmir. – yenə gülüşmə. – Axırda qərara aldım ki, bir dəst qələm verim”.

Tədbirdə iştirak edən şair dostlardan biri şairin qulağına pıçıldadı, mən də qulaqlarımı şəklədim: “Bahalı qələm dəstləridir ha…”

Ramiz Rövşən bu bahalı qələm dəstini, bir də gül buketini (bunsuz hədiyyənin dəyəri olmaz) götürəndə Anarın əlavəsi eşidildi: “TÜRKSOY sənə medal göndərib”. Medalı Ramiz Rövşənin sinəsinə taxmaq istəyəndə şair gülümsəyərək etiraz elədi: “Sinəm medala öyrəşməyib, sonra taxaram”.

Ramiz Rövşənin yubileyindən təbəssüm dolu REPORTAJ

Təbii ki, o sinədə şeirlər yaşayır, hamının əzbər bildiyi və elə hamının da sinəsində gəzdirdiyi şeirlər.

Növbəti söz Kamal Abdullaya verildi:

“Bir dostumuz vardı, Hacı adında. Ona soruşurduq ki, saat neçədir. Deyirdi, Ramiz Rövşəndən böyük şair yoxdur, sonra da deyirdi ki, beşdir”.

Gülüşmə düşdü. Ramiz Rövşənin medalsız sinəsindən saat kimi çıqqıldayan ürəyinin döyüntüsünü eşitdim sanki. Birdən öz-özümə düşündüm ki, Ramiz Rövşən də xoşbəxtdir, saata baxmır. Bəlkə də baxır, xəbərimiz yox.

Anar bu vaxt elə bil düşüncələrimi oxudu: “Ramiz Rövşənin dostu olmaq xoşbəxtlikdir. Onun ən yaxın dostu da adaşı Ramiz Həsənoğludur. Mən iki Ramiz tanıyıram. Biri uzun Ramiz, biri də gombul Ramiz”.

Hər iki Ramiz də güldü, sonra bütün zaldakılar güldü. Mən də içəridəkilərə göz gəzdirib başqa Ramizin olub-olmadığını yoxladım. Nəsə tapa bilməyib, baxışlarımla qayıtdım “uzun Ramiz”in yanına.

Ramiz Həsənoğlu ayağa qalxanda çox uzun göründü mənə. Yəqin özümün çox balaca olmağımdan belə göründü. Sonra onun yanına Ramiz Rövşəni qoydum və birdən gözümün qabağına Don Kixotla Sanço Panço gəldi.

Ramiz Rövşənin yubileyindən təbəssüm dolu REPORTAJ

Ramiz Həsənoğludan sitat: “Yaxşı ki, sən mənim yanımdasan Ramiz. Var ol”.

Gözlədim ki, uzun bir çıxış olacaq. Amma elə olmadı, elə bunu deyib yerində oturdu.

Sonra Fikrət Qocaya söz verdilər. Nə danışdı, nə dedi, bilmədim. Eşidə bilmədim. Hətta mənə elə gəldi ki, yanında oturduğu Ramiz Rövşən də onu eşidə bilmədi. Hər halda yəqin ki, yaxşı sözlər dedi. Xırıltılı təriflər.

Anar müəllim söz verməyi saat əqrəbi prinsipi ilə aparırdı. Sonra əqrəb yaxşı işləmədi deyəsən, gah sağ tərəfdən, gah sol tərəfdən çıxışçılar danışmağa başladı.

– Azər müəllim, buyurun. – dedi Anar müəllim. – Həm danış, həm də burdakıları qəzetinə yaz.

Gülüşmə ilə bir ayağa qalxdı Azər Turan. “Ədəbiyyat qəzeti” adından bir məktub oxuyub böyük şairimizi təbrik elədi və təbrik məktubunu da səbəbkarın özünə verdi. Ramiz Rövşənin sözləri yadıma düşdü: “Bir mövzuda iki şair şeir yazar, birinə mükafat verərlər, o birini edam edərlər”.

Qaramat danışmayaq. Sıra həmişəki kimi koloritli danışığı ilə hamını güldürən Seyran Səxavətindir: “O vaxt Ramizlə təzə tanış olmuşduq. Universitetə imtahan verirdik. Sonra Ramizin atası bizə peraşki aldı. Yadındadır, Ramiz?”

Ramiz Rövşənin başı aşağı-yuxarı tərpəndi.

“Hə, hərəyə üç-dörd peraşki yedik”.

Xatirənin gözəlliyinə bax. Həqiqətən böyük şairlə peraşki yeməyin özü də bir xoşbəxtlikdir.

Seyran Səxavət gülənlərə, qımışanlara fikir vermədən sözünə davam elədi: “Ramiz Rövşən həm də qatil şairdir”. Təəccüblü baxışlar. “Niyə? Deyim də. Özünü Ramizə oxşatmaq istəyən nə qədər şair özünü məhv elədi. Bir yerdə oxumuşdum, turistlər Eyfel qülləsindən özlərini aşağı atırlar ki, məşhurlaşsınlar. Onlar başa düşmürlər ki, Eyfel elə yerindəcə durub. Elə Ramiz də onun kimi. Ramizin Eyfelindən özünü aşağı atan nə qədər şairlər oldu, amma Ramiz hələ də qaldı”.

Bir anlıq gözüm yenə içəridəkilərə tuşlandı. Özünü Ramiz Eyfelindən atan şairləri görə bilmədim. Çox güman, hava soyuq olduğuna görə gəlib çıxa bilməməmişdilər. Yəqin siz də arzulayardınız ki, onlar intihar xatirələrindən danışsınlar.

Ramiz Rövşənin yubileyindən təbəssüm dolu REPORTAJ

Bu yerdə Seyran Səxavət zarafatla sözümü kəsdi:

Sənin hələ nə yaşındı, Ramiz? – təəccüb qarışıq gülüşmə. – Gələcəyin qabaqdadır!

Belə məclislərdə ən maraqlı söhbətlər “kurilka”da olur. Dedim, görüm orda nə söhbət gedir. Bir xeyli adam yığışmışdı. Bəlkə onlar da Ramizdən danışırdılar, bəlkə elə Ramiz də onları eşidirdi, bəlkə elə bütün dünya Ramiz Rövşənin 70 yaşına yığışmışdı. Kim bilir? Suallar içimdə geri qayıtdım və onda gördüm ki, alim Rafiq Əliyev ayaq üstə çıxış edir. Ramiz Rövşən poeziyasının yeni mərhələ açmağı, onun şeirlərinin ucalığı. Qısa və lakonik danışdı. Sonra da dedi ki, istəyən gedib Ramiz Rövşən haqqımdakı yazını oxuya bilər.

Sonrakı çıxışçılar da Ramiz Rövşəndən yazı yazıblarmış. Sən demə, hamının Ramiz adlı bir yazısı varmış. Bütün salondakılar o yazıları oxusa nə olar deyə düşündüm.

Sonra Vaqif Yusiflinin səsi eşidildi: “14 dekabr, yəni Ramiz Rövşənin anadan olduğu gün poeziya günü kimi keçirilsin. Ramiz Rövşən xoşbəxtdir ki, bütün dövrlərdə oxunub və sevilib”.

Poeziya günü. Yaxşı təklifdir. Hətta təklifin bədii hissəsi olsa lap şairanə olardı. Soyuq havalar gəlib. Poeziya günü olaydı, yeyib-içmək olaydı… Hiss elədim ki, içimdəki hiss bütün salondakılara sirayət (yaxşı sözdür) elədi. Hamı gülümsünürdü, hamı xoşbəxtdi. Bu Ramiz Rövşən poeziyasına yad olsa da, qırışığımızın açılması baxımından təqdirəlayiq (nə axmaq sözdür) hadisə idi.

Bu yerdə söz bir qırmızı köynəkli kişiyə verildi. Qırmızı köynəyinə diqqətlə baxandan sonra tanıdım onu: Yusif Nəğməkar. Nəğməli şair deyib susuram və sözü ona verirəm: “Ramiz Rövşənin çox sirləri var. İndi sizə onun bir sirrini açacam”.

Deyəsən, bu anda Ramiz Rövşən də yerində qurcuxdu. Hamımız şok olduq, elə bil tok vurdu məni, arxama çevriləndə bir adam gülümsəyərək üzr istədi. Tok deyilmiş, Balayar Sadiq imiş. Sirr? Nə sirr? Əcəba, o nə olan sirdir ki, nəğməli şairimiz bunu neçə vaxtdır gizlədib? Görəsən şəxsi məsələdi yoxsa poetik mətləbdir? Hadisənin davamı növbəti abzasda.

Nəğməli şair bir vərəq çıxarıb çırpa-çırpa onu açdı və kəkələyə-kəkələyə oxumağa başladı. Sən demə, sirr dediyi Ramiz Rövşənə yazdığı “Sirr” şeiri imiş. Allah səni saxlasın, ürəyimiz düşmüşdü burda. Ramiz Rövşən də həvəslə gülümsədi.

Şeir də ki, yaman uzunmuş. Hətta şairin özü də oxumaqda çətinlik çəkirdi. Bu yerdə Əjdər Olun replikası bizi təzəcə düşdüyümüz şokdan və təəccübdən xilas edib gülüş məkanına çıxardı: “Heç olmasa o şeiri əzbərləyib gələrdin”.

Tədbirin sonunda Ramiz Rövşən yeni şeirlərini oxudu. 70 yaşlı, ədəbiyyatımızda öz sözünü demiş şairin pıçıltıları idi bəlkə də o misralar. “Həyatının filminin yarısında yuxuya gedən” Ramiz Rövşən. Öz Ramiz meşəsində itən Ramiz Rövşən. 18 yaşındakı şeiri ilə imtahanlara və istilərə meydan oxuyan Ramiz Rövşən.

Seyran Səxavət onun bu kədərli şeirlərini bir anlıq öz yumoru ilə dayandırdı: “O vaxt Ramiz çox tərbiyəli idi. Biz də onun yanında pis görünürdük deyə, ona deyirdik ki, siqaret çək də. O da elə burdakı kimi bədahətən şeir deyirdi: “Mən siqaret çəkmirəm, çəkmirəm. Mən özüm siqaretəm zamanın qarşısında”.

Ramiz Rövşən həmişəki kimi ağır intonasiya ilə öz şeirlərini oxuyub tədbirə yekun vurdu.

Özü də dediyi kimi, son oxuduğu şeir qəmli idi, amma çıxanda hamı gülümsəyərək çıxdı salondan. Elə Ramiz Rövşənin özü də gülürdü.

Ramiz Rövşən güldürməyi də bacardı. Bəlkə də öz “qara paltarlı” şeirlərinə bir etiraz idi o gülüşlər.

Lent.az
Ayxan Ayvaz

Ramiz Rövşənin yubileyindən təbəssüm dolu REPORTAJ


Центральная Азия накануне геополитического шторма: какие выводы должен сделать Баку?

Между Москвой и Ташкентом — громкий дипломатический скандал с далеко идущими последствиями. На первый взгляд, речь идет о «языковом конфликте». Москве не понравился вынесенный на общественное обсуждение проект закона, который предусматривает штрафы для чиновников за делопроизводство не на государственном языке, который по конституции Узбекистана один — узбекский. "Мы обратили внимание на вызванную вышеуказанным законопроектом полемику в СМИ. Складывается впечатление, что пока его сторонники в явном меньшинстве. Большинство комментариев свидетельствует о сохранении русского языка в официальном обиходе в полном объеме, - заявила на брифинге официальный представитель МИД РФ Мария Захарова. - [Это] в полной мере соответствует духу истории, современному качеству двусторонних отношений, а главное, интересам самих граждан Узбекистана, которые зачастую делают выбор в пользу учебы и работы в России». После чего принялась рассказывать о «совместной работе» над созданием полноценной программы обучения русскому языку в Узбекистане. В Ташкенте ответили тут же. Со всей возможной в таком случае вежливостью и сдержанностью. В МИДе Узбекистана заявили, что никаких оснований для озабоченности относительно положения других национальностей, проживающих в стране, нет. Вопросы, связанные с регулированием сферы государственного языка, являются «исключительной прерогативой внутренней политики» Узбекистана, а любые вмешательства извне в этом отношении недопустимы. И при этом прямо указали, что комментарий является ответом на "заявления некоторых официальных лиц зарубежных государств». Конечно, каждая страна стремится и имеет право «продвигать» за рубежом свой язык и культуру, сегодня благодаря усилиям Фонда Гейдара Алиева Национальный институт восточных языков и цивилизаций в Париже начал выпускать дипломированных филологов азербайджанского языка, а в Оксфордском университете при партнерстве с действующим в Баку филиалом МГУ был создан Центр имени Низами Гянджеви, и можно только приветствовать, когда Россия организует стажировки для преподавателей русской филологии или дарит библиотекам романы Достоевского, но вот если официальный представитель МИДа менторским тоном указывает независимому государству, на каком языке ему вести делопроизводство — это уже совсем другое. Особенно если все делается в стиле «вы будете говорить и писать на том языке, на каком мы вам скажем, а лучшая перспектива для вас — это работа дворником или разнорабочим в Москве». Но дело не только в национальных особенностях дипломатии. Госпоже Захаровой, подберем самый мягкий эпитет, профессиональная вежливость изменила на показательном фоне. Судя по многим признакам, в Узбекистане, как и во всей Центральной Азии, разворачивается нешуточный геополитический «шторм», и ключевая роль в этом процессе принадлежит Азербайджану. В самом деле, еще во время распада СССР западные аналитики называли Центральную Азию «шкатулкой с драгоценностями, запертой в центре контитента». Но теперь ситуация меняется коренным образом, причем «воротами во внешний мир», точнее, в его западный «сектор», для государств региона становится именно Азербайджан. Наша страна — наглядный пример построения независимой государственности без участия в российских интеграционных проектах и, что еще более важно, без политической поддержки Запада, которой сразу же заручились, к примеру, страны Балтии. Во многом благодаря деятельности официального Баку и регионального партнерства Азербайджана и Турции влиятельным и действенным политическим инструментом становится Тюркский совет — это красноречиво продемонстрировал его недавний саммит, проведенный по инициативе президента Азербайджана Ильхама Алиева в формате видеоконференции. В его работе сегодня принимают участие и тюркоязычные государства Центральной Азии, и сам Азербайджан, и Турция, а теперь еще и Венгрия, то есть по крайней мере два его участника — члены НАТО. Наконец, огромную роль играют осуществленные в нашей стране инфраструктурные проекты, которые уже назвали «инфраструктурной революцией» — и новый торговый порт на Каспии, и паромная переправа, и железная дорога Баку-Тбилиси-Карс. В результате у Центральной Азии появилась и политическая, и логистическая альтернатива российской «системе одного окна». И если учесть, что на фоне санкций, падения цен на нефть и прочих неприятностей влияние России по понятным причинам «съеживается», то можно представить себе, с каким нервозным вниманием российские же политики и дипломаты реагируют на политические «подвижки» в Центральной Азии, где явно делают выводы из азербайджанского опыта и азербайджанских проектов. И это еще не все. Узбекистан, напомним, ранее входил в ОДКБ, в 2012 году из этого блока вышел, но недавно вновь обозначил интерес и получил статус наблюдателя при ПА ОДКБ. Теперь, по данным из официальных источников, в Ташкенте работают над получением статуса наблюдателя и при ЕАЭС. Казалось бы, не та ситуация, когда у Москвы есть резон устраивать Ташкенту «выкручивание рук». Но события развиваются с точностью до наоборот — Россия открыто давит на Узбекистан при помощи «языковой» риторики, не проявляя даже малейших признаков уважения к государственному суверенитету. И как далеко в этой «рихтовке» РФ намерена зайти вообще и рассчитывают ли в России сделать так, чтобы первым языком делопроизводства в Узбекистане был бы русский, а узбекский использовался «по необходимости» — вопрос, который стоило бы озвучить. Как и поинтересоваться, как ответит Россия: срочно отыщет коронавирус в узбекском хлопке, устроит «проверку паспортного режима» среди гастарбайтеров или сразу десантирует в Ташкент «зеленых человечков». Но не последний по важности вывод из урока русской словесности в исполнении Захаровой состоит в другом. Проявленный Узбекистаном интерес к российским интеграционным объединениям «запустил» развитие событий по принципу «коготок увяз — всей птичке пропасть». Шаг Ташкента к получению статуса наблюдателя в ПА ОДКБ и ЕАЭС Россия восприняла как повод не к ответным жестам, а исключительно к усилению давления на страну, «глубинное» отношение к государственному статусу которой госпожа Захарова выразила с предельной откровенностью. И вот из этого сделать выводы надо уже нам. Особенно на фоне очередных попыток «вбросить» тему сближения с ЕАЭС или ОДКБ. Нурани, политический обозреватель

Ливийский «залет» Владимира Путина

К чему приведет переброска в Средиземноморье российских боевых самолетов? СМИ, и российские, и мировые, продолжают обсуждать «военные новости» с тэгом «Ливия». Как уже рассказывал Minval.az, министр внутренних дел признанного ООН правительства национального согласия (ПНС) Фатхи  Башаг сообщил, что с российской базы Хмеймим в Сирии вылетело как минимум шесть истребителей МиГ-29 и два бомбардировщика Су-24 — на помощь местному кремлевскому фавориту Халифе Хафтару и его «Ливийской национальной армии». Где тут же объявили о начале «воздушной войны» с Турцией, которая оказывает военную поддержку силам ПНС. В «ЛНА» объявили о скором начале крупнейшей воздушной операции в Ливии. "В следующие несколько часов вы увидите крупнейшую воздушную кампанию в истории Ливии", - приводят информагентства слова командующего воздушных сил ЛНА Сакера аль-Джоруши, который еще и добавил, обавил, что связанные с Турцией объекты являются "законными целями" для экипажей самолетов. По сути дела, Хафтар при поддержке Москвы объявляет Турции «воздушную войну». Сказать, что это новый виток военной эскалации в Ливии — ничего не сказать. Но вот его последствия могут оказаться по-настоящему непредсказуемыми. В самом деле, российские военные самолеты появились в Ливии после, подберем самый мягкий эпитет, серьезных военных неприятностей у кремлевского фаворита Хафтара. Как уже рассказывал Minval.az, турецкие силы выбили «хафтаровцев» с базы ВВС «Аль-Ватыйя», важного опорного пункта в окрестностях Триполи, к тому же «хафтаровцы» при своем спешном отступлении, а проще говоря, бегстве бросили самоходный зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-С1» и вертолет Ми-35М. Одних только зенитных ракетно-пушечных комплексов «Панцирь», которые доселе представлялись российской военной пропагандой как неуязвимое и непобедимое чудо техники, турецкие БПЛА «Байрактар» уничтожили в Ливии девять. Военные эксперты не без юмора назвали это «геноцидом». В качестве бонуса — грузовик с ракетами для «Панциря» и система РЭБ «Красуха». Один «Панцирь» даже провезли по улицам Триполи — где, по расчетам Москвы, уже давно восторженные толпы должны были приветствовать Хафтара. Словом, «неприемлемый ущерб» и еще сильнейший укол в самолюбие. После чего у России оставалось два выхода: или сворачивать свои военные операции в Ливии, выводить оттуда «вагнеровцев», обрекать Хафтара на скорое и безнадежное поражение и прощаться с планами восстановить в Ливии те позиции, которыми располагал здесь Кремль во времена Каддафи, или пытаться переломить ситуацию и бросать в ливийскую топку новых солдат и новые «единицы» оружия. Несколько дней назад, как раз после того, как хафтаровцы потеряли «Аль-Ватыйя», состоялись телефонные переговоры президентов России и Турции Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана, где обсуждали и Ливию, причем, как сообщила российская же сторона, была отмечена необходимость «скорейшего возобновления бессрочного перемирия и межливийского диалога». Но если после таких переговоров Россия отправляет в Ливию на помощь Хафтару боевые самолеты, а сам Хафтар, заполучив их, объявляет Турции «воздушную войну» — как это понимать? Здесь, конечно, можно отметить, что, как утверждают осведомленные российские источники, в Москве уже наметились внутренние разногласия по Ливии. Министерство обороны во главе с Сергеем Шойгу готово полностью поддерживать Хафтара, регулярно встречается с ним и т.д., в то время как глава МИД Сергей Лавров явно не в восторге, когда этот ливийский полевой командир срывает договоренности и вообще ведет себя вызывающе. И, казалось бы, эта версия должна объяснить, почему в Москве сначала высказались в поддержку диалога, а затем послали на помощь Хафтару самолеты. Только вот в чем дело. Разногласия в разных ведомствах, «голуби», «ястребы», «партии мира» и «партии войны» — все это имеет право на существование, но лишь до определенного предела. Если президент России выходит на какие-то договоренности или хотя бы переговоры с президентом Турции, это по логике вещей должно означать, что в российской «верхушке» внутренние разногласия уже утрясены, переговорная позиция сформирована, и достигнутые договоренности страна будет выполнять. А если нет, если Кремль обещает на переговорах одно, а в реальности делает другое, то это уже носит совсем другое название — вероломство, то самое, с которым Турция со стороны России сталкивалась уже не раз. И, следовательно, чем бы ни закончился военно-воздушный виток противостояния в Ливии, его политическую сторону Россия уже проиграла. Да и с военным раскладом не все ясно. Да, Турция использует в Ливии в основном ударные БПЛА, и если со стороны Хафтара в дело вступят истребители и бомбардировщики, это может сместить баланс и обеспечить кремлевским фаворитам господство в воздухе, но…на какой срок? У Турции, как бы это помягче, тоже есть своя военная авиация, и учитывая общий уровень военно-технической оснащенности, который демонстрирует Анкара и в Сирии, и в Ливии, здесь Москве не стоит рассчитывать на легкую воздушную прогулку. К тому же Ливия для Турции — «театр военных действий» куда более близкий, чем для России. Средиземноморье для Анкары — это собственный «задний двор». К тому же в Ливии есть еще и такой фактор, как местная турецкая община — турки Кероглу. И это не считая вопросов разграничения средиземноморского шельфа, и имеющих ключевое значение для постройки нефте- и газопроводов. Словом, как минимум не исключено, что Турция «ответит в воздухе», а сбивать российские бомбардировщики турецкие летчики умеют. Они это показали еще в ноябре 2015 года в собственном небе. И вот на этом фоне внутримосковские разногласия по Ливии могут получить, и скорее всего, получат уже другое прочтение: рано или поздно в Кремле вынуждены будут задуматься,  не слишком ли дорого обходится стране ностальгия по временам Каддафи и не превращается ли Ливия во «второй Афганистан». Который, напомним, сыграл не последнюю по важности роль в распаде СССР. Просто потому, что даже уходить с безнадежной войны надо вовремя. Нурани, политический обозреватель 

Как лакеи коррупции душили нашу культуру 

«Главное – исполнить свой долг перед теми, кто однажды поверил в вас». Только что вы прочитали слова Гейдара Алиева, прозвучавшие на его встрече с журналистами сразу после вступления на президентскую стезю суверенного Азербайджана. В принципе, эта максима общенационального лидера должна бы стать главным кредо каждого чиновника, которому доверен высокий руководящий пост. Но недавние разоблачения и аресты некоторых глав исполнительной власти, руководящих лиц Министерства культуры и др.  выявили безотрадную картину.  Стало очевидным, что не каждый привилегированный чиновник руководствуется долгом  перед согражданами и ответственностью перед главой государства. Не каждого из них заботит возложенная президентом Азербайджана миссия оправдать высокое доверие и служить Родине. Досадно, когда на должности оказываются люди с лакеинкой в душе. Усевшись в сановное кресло, они сразу же становятся лакеями коррупции и ставят доверенную им власть на услужение своим корыстным интересам. Ну, как можно обирать весьма скромно живущих учителей музшкол, обналичивать государственные средства, выделенные на благоустройство культурных учреждений страны, как это делал экс-замминистра культуры Рафик Байрамов? Или прикарманивать социальную помощь малоимущих семей, как разоблаченные главы районов? Или обкрадывать монументальную историю своего народа в угоду застройщикам-взяткодателям, как Закир Султанов? Неужели им не стыдно? Впрочем, к чему такой вопрос? Разве мыслят категорией стыда те, у кого в душе вместо совести – вакуум, а вместо любви к собственному народу – тухлая жижа? Видимо, эти забронзовевшие дилетанты  не знают, что преданность государству и народу подделать невозможно. И, поклоняясь идолу коррупции, они обрекли себя на грех и ложь, которые во все времена суть источник и причина дурного конца. Их алчную прыть не обуздали даже кардинальные президентские реформы, направленные на модернизацию политической системы, подготовку страны к постнефтяному периоду и поддержание  социального благосостояния народа. Они не уразумели, что в современном государственническом тренде нет места коррупционерам, которые возводят пороки в нравы и своими алчными выходками роняют престиж власти. В контексте реформ президент Азербайджана Ильхам Алиев и первый вице-президент страны Мехрибан Алиева ориентируются на многие поколения вперед и рассматривают страновой имидж, воспитание молодежи, социально-экономические подвижки в тесном сплетении с культурой. Особое значение глава государства придает памятникам, подтверждающим древнюю историю Азербайджана. Президентская воля по охране и популяризации рукотворного исторического наследия  отражена в  «Государственной программе по реставрации, охране недвижимых памятников истории и культуры, усовершенствованию и развитию деятельности исторических и культурных заповедников на 2014-2020 годы». Сразу после ее принятия последовал Указ президента о создании Государственной службы по охране, развитию и восстановлению культурного наследия. А на  должность начальника Госслужбы Министерство культуры и туризма представило Закира Султанова. За минувшие годы, пока этот человек занимал столь ответственный пост,  все было не так плохо, как вы думаете, уважаемый читатель. Все обстояло значительно хуже. Согласно сообщению СГБ, «Султанов регулярно незаконно присваивал часть средств, выделенных из государственного бюджета на реставрацию, реконструкцию и охрану исторических памятников и культурных артефактов, являющихся многовековым культурным наследием и богатством азербайджанского народа». Обратите внимание, президент страны институционализировал охрану памятников, тем самым обозначив это направление как стратегическую линию государства. А что сделал  Султанов? Тихонько   воровал и подменял работу раздутыми и безответственными заявлениями. Только и всего! Между тем в пункте 1.4 Госпрограммы конкретно перечислены ОЖИДАЕМЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ. Отсюда следует, что к 2020 году Султанов обязан был обеспечить расширение реставрационных и консервационных работ с недвижимыми памятниками культуры, новые технологии пропаганды исторического зодчества Азербайджана, широкомасштабное исследование памятников, подготовить  высококвалифицированные кадры, в регионах привлечь население к охране культурного наследия  и многое другое. Однако вместо добросовестного исполнения своих обязанностей  Султанов  прикрывался информационной пеной, рассчитывая на то, что журналисты не заметят его фокусы с подменой фактов на лживую болтовню. Посмотрите, в июне 2019 года он заявил СМИ, что ПЛАНИРУЕТСЯ разработать 110 проектов по паспортизации 72 исторических памятников в Азербайджане, 15 из которых находятся на оккупированных Арменией территориях. Между тем, согласно Госпрограмме 2014-2020 гг., к 2019-му году этот процесс должен был завершаться, а не планироваться. Но это еще не все. Нонсенс в том, что в апреле 2020 года Султанов повторил один к одному то же самое, мол, ПРЕДУСМАТРИВАЕТСЯ паспортизация памятников исторического наследия. Помилуйте, как же так? Получается, что охранной Госслужбе понадобилось целых 10 месяцев  пока только для раскачивания между первым и вторым заявлениями о паспортизации. И происходило это в год предусмотренного завершения Госпрограммы! Судя по тому, что в Интернете нет сведений о результатах паспортизации, скорее всего эта стратегически важная работа не была выполнена. Следовательно, НЕТ исторической  справки, НЕТ координат, НЕТ эскизов абсолютного большинства памятников культуры, т.е. данных, необходимых для документированной регистрации, которая называется паспортизацией. А это означает, что кроме худо-бедно проведенных восстановительных работ в Шеки, Шабране и Барде, остальные памятники оставлены на произвол техногенных воздействий и прочих угроз.  Говоря об этом, перед глазами всплывает печальный образ постепенно гибнущей крепости на горе Гёязан в Газахе, которую жители района называют центром мира. На восточном склоне 250 метровой горы расположены до сих пор не исследованные  стены крепости неизвестного государства. Волнуют воображение и труднодоступные пещеры, в которых найдены стоянки первобытных людей У подножия Гёязана сохранились руины древнего поселения с крепостью. Местные жители утверждают, что несколько лет назад там была обнаружена надгробная плита могилы выдающегося полководца и правителя Кавказской Албании Джеваншира. Уникальный по красоте и богатству узоров артефакт, безусловно, требовал охраны и тщательного изучения.  Но никому из ответственных органов исполнительной власти до него не было дела. Он так и лежал под дождями и ветрами, пока какие-то невежи то ли ради баловства, то ли злонамеренно не разломили его. Говорят, после этого кто-то из представителей районной власти на личные средства закрыл сеткой изувеченный памятник древности. Произошло страшное, потому что был нарушен узорчатый рисунок плиты, которая могла бы стать уникальным источником для изучения  культовой символики на албанской могильной стеле. В то время как Султанов ушел с головой в распилы и откаты с госбюджета, был изувечен памятник, развенчивающий армянскую ложь о хачкарах. Хотелось бы пояснить, что древние албанские христианские памятники резко отличаются от средневековых армянских хачкаров именно по богатому орнаменту, семантике изображений, символике и декору.   Дело в том, что Газах является западной границей не только суверенного Азербайджана, но и древнего государства Кавказской Албании. В этом одна из главных причин притязаний недружественных соседей на Газах. Намереваясь «доказать» свою несуществующую автохтонность на Кавказе, они пытаются приармянить всю историю Кавказской Албании, отраженную в памятниках, затаившихся от армянского вандализма и подлогов в недрах этой земли. Хотя в Госпрограмме по охране памятников была четко поставлена задача усилить продвижение информации об историко-культурном наследии Азербайджана по всему миру, султановская Госслужба равнодушно уступила информационное поле армянскому агитпропу. Сердце давит при прочтении статьи  «Гейазан (крепость)» в Википедии. Азербайджанский топоним Гёязан переиначен в армянский «Гавазан» и вся статья написана в ложной армянской интерпретации. «В XIII веке Гавазан упоминается в письменных источниках, касающихся нашествия в Армению  татаро-монголов», - этой выдержки из статьи достаточно, чтобы понять весь трагизм ситуации с информационной безопасностью, охраной не только исконно азербайджанских  памятников, но и памяти о них. Память –  это победа над временем. Пока есть память, живо прошлое. Нас, как нацию, веками сохраняют наши традиции, обычаи, памятники культуры. А султановы, байрамовы и иже с ними, которые  преступной безответственностью и алчностью нанесли урон национальному достоянию Азербайджана, понесут наказание. Шелале Гасанова, заслуженный журналист Азербайджана, специально для Minval.az Продолжение следует

Рейтинг@Mail.ru