“Bir də gördüm qızım başqa aləmin adamı olub” – Nərminin atası ilə sensasion müsahibə



Nəşr edilib: 14:49 20/03/2020 Baxış sayı: 714
Müəllif:

Bir də gördüm qızım tamam başqa aləmin adamı olub.Nərmin Şahmarzadənin atası ilə sensasion müsahibə

Ağalar Şahmarzadə: “Nərminlə bağlı baş verən hər şey onun beyni ilə oynanılmasındadır”; “Mübariz İbrahimov şəhid olanda Nərmin təbliğat materialları hazırlamışdı”

Nərminin atası Ağalar Şahmarzadə Sabunçu rayonu 307 saylı tam orta məktəbdə riyaziyyat müəllimi kimi çalışıb. Hansı ki, Nərmin də o məktəbin nümunəvi şagirdi olub. Ata sonradan iş yerini dəyişib. Özü etiraf etməsə də belə addım atmasının qızı ilə bağlı olduğunu deyir  çoxu. İnsandır, utanıb, müzakirə açmaq istəməyib övladı ilə bağlı. Ona söz verdiyim kimi, indi harada fəaliyyət göstərdiyini yazmayacağam. Amma bir tarixçə danışacağıq sizə ikimiz. Bizim vətəndaş, onun övlad kimi itirməkdə olduğu Nərmin barədə. Nərmin deyən kimi söhbətə belə giriş verdi Ağalar müəllim:

– Nərmin qeyri-adi istedada malik uşaq idi. Az yaşından çoxlu fərqli kitablar oxuyurdu. Hərdən mənə elə gəlirdi ki, onun beyninin gücü çatmır oxuduğu kitabların ağırlığına, amma yenə də oxuyurdu. O kitablar ona təsir edirdi.

– Hansı məzmunda kitablar oxuyurdu?

– Millətlər və psixoloji baxışlarla bağlı. Bir hadisə oldu, onun xarakterindəki dəyişiklikləri ondan sonra daha qabarıq hiss elədim.

– Hansı hadisə?

– Nərmini hazırlığa qoydum. Savadlı, tanınmış Sevil (ad şərtidir – red) müəllimənin yanına hazırlığa getməyə başladı biologiyadan. Bir gün eşitdim həmin müəllim ibadət edən, namaz qılan, savadlı qızımı krişnaçıların cəmiyyətinə aparır, özü də evə xəbərdarlıq etmədən, gizlicə.

– Bəs qızınız bunu niyə demirmiş?

– O təxmin edib ki, mənim reaksiyam nə ola bilər. Müəlliməyə də son dərəcə bağlı idi. O üzdən müəlliməyə söz verib ki, deməyəcək.

– Bilib neynədiniz?

– Müəllimə ilə ciddi mübahisəmiz oldu. Dedim hazırlığa yolladığım uşağı hansı haqla, özü də xəbərim olmadan götürüb dini cəmiyyətin tədbirinə aparırsan, beyninin yeyirsən, özü də xəlvət. Mübahisə Nərmini sarsıtmışdı, ilk dəfə onda hiss elədim ki, mən Nərmin məsələsində deyəsən gecikdim. O, çox dəyişmişdi.

– Nə kimi dəyişiklik var idi?

– Namazdan imtina eləmişdi, yəni islami dəyərlərdən. Məsləhətlərimi dinləmirdi.

– Müəllimədən şikayət etdinizmi?

– Əvvəl düşündüm ki, şikayət edim. Hətta buna hazırlaşmışdım da. Amma sonra qızıma baxdım, uşaq bərk sarsılmışdı, elə bildi müəlliməyə nəsə olacaq. O sarsıntı məni qorxutdu. Dayanmalı oldum.

– Nədən qorxdunuz?

– Qızımı itirməkdən qorxdum. Yaşının ən çətin dönəmində idi. Düşündüm ki, intihar edər, özümə bağışlaya bilmərəm sonra.

– Həmin dönəmdə Nərminin neçə yaşı olardı?

– On altı. O üzdən dedim ki, yaşının həssas dönəmində idi. Bir şeydə özümü qınayıram hərdən. O, tibb sahəsinə hazırlaşırdı, yayındırdım. Düşünürdüm o sahə ağırdır. Qızıma rahat həyat arzulayırdım. Kaş mane olmayaydım. Ondan sonra başladı psixologiya sahəsinə meyillənməyə. Xüsusilə Türkiyədən kitablar gətirdirdi. Bir məqama da diqqət edirdim ki, oxuduğu kitablar çox ağırdır. Hətta özünə də deyirdim ki, bunlar sənin yaşına, beyninə yükdür, oxuma. Amma dinləmədi. Dedi yox, rahatdır, xahiş elədi ona mane olmayım. Sonradan nə kitab istəsəydi, mənə də deyirdi, sifariş edib gətirdirdik. Evimizdə bəlkə də ona aid on min manatlıq kitabxana var. Bir dəfə də mənə bir kitab bağışladı. Çox təsirli ön söz də yazmışdı. O kitabın cəmi dörd səhifəsini oxudum.

– Niyə?

– Müəllifini unutmuşam, “Aşma” adlı kitab idi. Gördüm oxuduqca milli dəyərlərdən, dinimizdən uzaqlaşıram. Anladım ki, kitabın insanın həyat tərzinə ciddi təsiri var. Ona görə də davam eləmədim. Qızıma da dedim ki, bunlar sənə mənfi təsir edəcək, amma məni yenə dinləmədi. Biz onunla Qurani-Kərimi oxuyub, bir yerdə analiz, müzakirə edirdik. Sonra nə baş verdi, necə oldu – bilmədim, gördüm qızım tamam başqa aləmin adamı olub. Başqa dinlərlə maraqlanır, başqa həyat yaşamağa başlayır. Nərmin artıq universitetə qəbul olunmuşdu. Günlərin birində müəllimlərindən biri mənə dedi ki, qızın bəzi kitablar oxuyur, doğru seçim etmir, onu belə mütaliədən uzaqlaşdır. Müəllim nə görmüşdüsə, son dərəcə narahat olmuşdu. Detallı demədi mənə, bircə onu söylədi ki, təcili uzaqlaşdır, sonra gec olacaq.

– Bəlkə həmin kitabları ona kimsə verirdi. Xüsusi olaraq, niyə maraqlanmadınız?

– İkram (ad şərtidir – red) adlı bir oğlan var idi. Kim idisə bilmirəm, həmin kitabları gedib ondan alırdı. Mən nə qədər araşdırdım o adamların kimliyini müəyyən edə bilmədim.

Bir də gördüm qızım tamam başqa aləmin adamı olub.Nərmin Şahmarzadənin atası ilə sensasion müsahibə

– Sizin barənizdə kimdən soruşduq, hamı yaxşı mütəxəssis, pedaqoq, insan kimi tərif elədi. O üzdən sizi incitmiş olsam da, bunu soruşmalıyam. Bir yaxşı adam, müəllim, valideyn, insan niyə öz balasını xilas eləməyi bacarmadı, yarıda dayandı? Nə idi sizi qorxudan?

– (uzun bir fasilə – red) Nərmin qəribə olmuşdu. Hərdən deyirdi, yaşamaq maraqsızdır, mənası yoxdur, niyə yaşayaq ki… Düzü, mən qorxdum. Məni dayandıran onu itirmək qorxusu idi.

– Özünə xətər yetirə biləcəyindən narahat idiniz?

– Bəli, qorxdum ki, ona nəsə olar, intihar edər. Mən onu çox sevdiyimdən dayandım. O dönəmdə intihara son dərəcə yaxın idi. Biz anası ilə də danışmışdıq bu barədə. Anası da mənimlə həmfikir idi. O da Nərminin əhvalının yaxşı olmadığını deyirdi. Mənə də tövsiyə edirdi ki, onunla işin olmasın.

– Səhv etmirəmsə, Nərminin anasından ayrılmısınız…

– Bəli, bu barədə çox geniş danışmaq istəmirəm. Qısaca onu deyim, biz övladımızı itirmişdik. Nərminin anası bu faciəni çox ağır yaşadı. Ciddi səhhət problemləri başladı. Uzun müddət müalicə etdirdik. Dözülməz dərəcədə çətin günlər yaşadıq. Artıq elə mərhələ gəldi ki, həkimlər bir yerdə yaşamağımızın mümkün olmağını dedilər. Biz ayrıldıq, amma Nərmindən uzaqlaşmadım. Təsəvvür edirsinizmi, on altı illik ailə həyatından sonra mən ayrılmağa məcbur oldum, bu çox çətin qərar idi.  Sonra o, müalicə aldı, şükür, indi pis deyil vəziyyəti, əlaqə saxlayıram, gücüm yetən dəstəyi verirəm ona. Nərminin anası pis insan olmayıb. Sadə, hamı kimi, övladının yaxşı həyatını, gününü görmək arzusunda olub, amma belə olub… Nə deyim?!

– Siz ayrılanda Nərmin sizinlə getdi, ya anası ilə qaldı?

– Nərmin anası ilə qalmağı seçdi. Hakim soruşdu niyə, cavab verdi ki, atam bizə sərbəstlik vermir, hər yerə yanımızda gedir, hər yerə özü aparıb-gətirir bizi, o üzdən mən anamla sərbəst qalmaq istəyirəm. Beləcə, anasının yanına, babasıgildə qalmağa getdi.

– Bəs necə əlaqə saxlayırdınız?

– Görüşürdük. Bir gün dedi, ata, sənin yanına gəlirəm, burada qala bilmirəm.

– Niyə?

– Orada Nərminə sevgi, diqqət yox idi. Dedim, qızım, sən mənə lazımsan, gəl. Çox rahat yaşadıq Nərminlə. Yeni ailə qurmuşdum. Məndən çox yeni ailəm sevirdi onu. Anam, yəni nənəsi də onu çox sevirdi. Ancaq bir müddətdən sonra o, yenə qaçıb getdi.

– Onda səbəb nə idi?

– Səbəb Milli Qəhrəman, şəhid Mübariz İbrahimov məsələsi idi.

– Hə, xatırlayıram, şəhidi təhqir eləmişdi…

– Onu məhkəməyə vermişdilər həmin hadisə ilə bağlı. Çox mübahisə elədik bu məsələyə görə. Son sözü bu oldu ki, sən mənim fikirlərimə hörmət eləmirsən, məni dəstəkləmirsən, üzərimdə diktatorluq edirsən. Beləcə, çıxıb getdi.

– Harada yaşayırdı bəs?

– Anasının yanına getdi. Ancaq sonra anası dedi ki, bura hərdən gəlir.

– Sizcə, niyə belə eləmişdi? Şəhidi təhqir eləmək, ailədən, evdən getmək… Bunlar normal davranışlar deyil axı…

– Heç cür anlaya bilmirəm qızımın ətrafında nə baş verdiyini. Mübariz İbrahimov şəhid olanda Nərmin yerə-göyə sığmırdı. Nə qədər təbliğat materialları hazırlamışdı, mənə inanmırsınızsa, onun məllimlərindən soruşun. Onları dinləyin, elə bil onu kimsə təlimatlandırır. O da nəyə görəsə məcbur qalıb bunu edir. Son dəfə gedəndə biz iki ay görüşmədik. İki aydan sonra yenə ürəyim dözmədi, zəng vurdum, xahiş elədim ki, hərdən gəlsin. İndi həftədə bir dəfə görüşürük.

Nərmin şahmarzadə aksiyada ile ilgili görsel sonucu

– Sizcə, qızınızı belə davranmağa, dəyərləri aşağılamağa, cəmiyyəti qıcıqlandırmağa, özünü guya fərqli təqdim etməyə vadar edən nədir? Lap son olayda, “feministlərin” aksiyasında qızınızı görəndə nə düşündünüz?

– O, daim narazıdır: cəmiyyətdən, hər şeydən, hər kəsdən. Hərdən elə bu cür də statuslar yazır. Mən inanmıram ki, bunu öz ağlı ilə edir. Mənə elə gəlir ki, bunu ona elətdirirlər.

– Heç bir təsəvvürüm yoxdur. Bir dəfə də anası mənə dedi ki, Nərminə bu mövzuda daha heç nə demə, onu təhqir edənlər var, məcbur edənlər var… İnanın, mən heç nə, heç bir şey başa düşmürəm. O, bir-iki dəfə hansısa qurumun xətti ilə Gürcüstana getdi. Mən dedim getmə, amma sözümü dinləmədi. O səfərlər də məcburi idi. Onda da hiss edirdim, indi də o qənaətdəyəm. Amma kökünü araşdıra bimirəm. Bir qədər üzərinə gedən kimi deyir işimə qarışma, mən sizə ziyan dəyməsini istəmirəm. Bir də Mübariz məsələsində onun üzərinə çox gəldilər, çox məhkəmələrə verdilər. Onda elə bil insanlar, cəmiyyət Nərmində özünə bir nifrət, qıcıq yaratdı. Kimlərsə də bundan öz məqsədləri üçün yaxşıca istifadə elədilər.

– Kim və ya kimlər?

– Sizdən bir şey də soruşacağam. Bu sualı bir ataya vermək bəlkə bir az da ədalətsizdir, bizim mentalitet baxımından bir az da heç doğru deyil, amma peşə və vəziyyət bu sualı zəruri edib. Qızınızın həyat tərzi, cinsi oriyentasiyası barədə xoş olmayan çoxlu söhbətlər dolaşır, bunu siz də eşitmiş olarsınız yəqin ki…

– İnanırsınız, mən qaçıram, gizlənirəm bu sualdan. İstəmirəm məni bu mövzuda kimsə danışdırsın. Mən bunlara inanmaq istəmirəm. İnanmaq mənə çox ağır gəlir. Nərminlə bağlı baş verən hər şey onun beyni ilə oynanılmasındadır. Müəllim tanışların birindən xahiş etdim ki, kömək elə, qızıma dəstək olum. Müəllim onunla danışdı və mənə dedi, heç bir faydası yoxdur, ona artıq tərəfi seçdirilib. Hətta onu həkimə də apardım. Həkim onu kənara qoyub mənə, əsəblərimlə bağlı müalicə yazdı. Hamı dedi ki, təsir mümkün deyil, imkansızdır, çünki o, tərəfini çoxdan seçib. Bu adam sevgisizdir söylədilər…

– Deyilənə görə, dostlarından birinin – Şərifov Vahidin (ad şərtidir – red) yanında yaşayır. Bu barədə ondan soruşmusunuzmu?

– Mən belə adam tanımıram, artıq üstünə də çox gedə bilmirəm.

– Deyirlər xalasının həyat yoldaşı, milliyyətcə türk olan Hakan (ad şərtidir – red) adlı şəxslə də nə barədəsə gizli məsləhətləşmələr aparır. Bu barədə bildiyiniz bir şey varmı?

– Yox. Bu mövzularda mənə kimsə sual verməsin deyə uzun müddət jurnalistlərdən qaçmışam. İstəmirəm kimsə mənə bu cür suallar versin.

– Son dəfə sizinlə bir yerdə qalmamağının səbəbi kimi nəyi göstərdi?

– Dedi səni incitmək istəmirəm. Burda qalsam, sənə ziyan vuraram dedi. Yenə anasının yanına köçdü, amma orada da yaşamadı, qaçdı oradan da.

– Anası nə deyir? Səhhəti qızına kömək etməyə imkan verirmi?

– Anası ilə danışırıq, o, gücsüzdür. Mən də nə qədər çalışıram dost çevrəsinə girim, maraqlanım, imkan vermir. O nə məndən, nə anasından bir dəqiqə ayrı qala biləcək uşaq olmayıb. Onunla son söhbətimizdə dedi ki, mən sizə zərər vermək istəmirəm. Bilmirəm, bəlkə də mən belə düşünürəm. Amma Nərminin ətrafında baş verənlər onun öz istəyi ilə etdikləri deyil. Elə Mübariz İbrahimovla bağlı məsələ də belə idi. Onun yanında olduğu adamlardan kimsə buna məcbur eləmişdi.

– Separatçı Fəxrəddin Abbaszadə ilə sizin ailənin hansısa yaxınlığı var?

– Heç bir qohumluğumuz yoxdur. Sadəcə bir kənddənik. Cəmi bir dəfə də üz-üzə gəlmişik. Bir də onu eşitdim ki, o, “Talış-Muğan Respublikası” yaratmağa cəhd edənlərlə bir arada olub və ölkədən qaçıb. Başqa heç bir ünsiyyətim olmayıb. Bizi ona görə qohum bilirlər ki, mənim anamla onun soyadı da eynidir…

Jalə Mütəllimova, Musavat.com


Алиев и Лукашенко о горькой правде

Человечество ушло в занос, и настал момент, когда новый вирус почти  празднует победу. Он не только переигрывает людей, но и закладывает основу новых устрашений. Где гарантии, что завтра на смену коронавирусу не придет скипетрвирус, или же троновирус? Психологический фон, что называется, хуже некуда. По-настоящему удивляет беспомощность тех, кто в обычное время выдавали себя за громовержцев. Разговор о тех, кого еще вчера мир воспринимал в образе  лидеров глобального общественного мнения. Капитуляция глобальных игроков перед невидимым врагом свидетельствует о многом. Прежде всего, об одряхлевшем состоянии глобальной системы. Если и есть повод для радости, то это существование отдельных островков стабильности, которые не охвачены паранойей, которую искусно раздувают центры удушения, взявшие под прицел все пространство человечества. Маленькие в масштабах планеты и гордые Азербайджан и Беларусь стоически выдерживают жесточайший прессинг. Две страны не только не поддались на мультипликативный эффект манипуляций, но и смогли выстроить мощную линию защиты перед лицом безудержного расширения линии фронта. Неутомимые командующие, персоны поистине героической воли Ильхам Алиев и Александр Лукашенко словно показывают, точнее, доказывают, что не собираются отсиживаться в укрытии, а во всю инспектируют позиции вдоль линии противостояния. Это не вызов тем, кто не устоял перед мощным натиском вируса, а демонстрация иного подхода к разыгравшейся непростой ситуации. Время от времени оба лидера комментируют действия коллег по президентскому цеху, называют своим именем шаги отдельных лидеров и призывает соотечественников держать нос по ветру, что, собственно, сами и демонстрируют. То, что Александр Лукашенко ситуацию вокруг COVID-19 охарактеризовал, как  «психоз», что, по его мнению, застопорило мировую экономику, это то, что лежит на поверхности и просматривается невооруженным глазом. Интересно другое. В ходе общения с коллективом предприятия «Белгипс» он озвучил немало заслуживающих внимание мыслей, над которыми стоило бы поразмыслить. Но квинтэссенцией его откровений надо бы считать характерный контекст: «…Появилось много людей в интернете, которые пытаются хайпануть. Мы начали отлавливать и спрашивать с них. Психоза итак хватает. Им важно подогреть ситуацию… Так называемая оппозиция пытается использовать момент против власти… Помните, никто нам ниоткуда ничего не даст…». Думается, Александр Лукашенко не случайно выбрал для откровенного общения с согражданами коллектив предприятия «Белгипс». Это современный завод, обслуживающий строительный комплекс, и дает о себе знать символичность выбора белорусского президента, который показывает, что он решителен в возведении монолита национальной государственности. Он не ставит под сомнение серьезность момента и призвал за соблюдение социальной дисциплины. Успел даже воздать должное Дональду Трампу, который «как человек, когда-то занимавшийся бизнесом, быстро сориентировался». Процитировал американского коллегу: « Если мы немедленно не вернемся на предприятия и не начнем работать, то от безработицы умрет значительно больше американцев, чем от коронавируса». Но Лукашенко не разделяет намерение Трампа об объявлении чрезвычайного положения. Это так, к слову. Итак, белорусский лидер дал понять, что приведен в действие социальный динамит, и одной из целей является раскачка внутриполитического и общественного положения всюду и в странах, которые осуществляют независимую политику. В самый раз вспомнить, что то же самое озвучил президент Ильхам Алиев, говоря о намерениях пятой колонны! Подрывные центры моделируют обстановку в странах с собственным лицом, к которым, бесспорно, относятся Азербайджан и Беларусь, пытаясь связать в один узел бесноватую улицу с частью властных сил. Речь о тех, кто пытается усидеть на двух стульях. Так называемая внутрисистемная оппозиция была и остается надеждой международных антикризисных групп, институтов прав человека и прочих поддельных образований, которые вынашивают цветные революции для других, разрушая конфигурацию вполне сносных государственных образований. Если Александр Лукашенко выбрал для откровенного разговора коллектив строительного завода, то заинтересованной аудиторией для Ильхама Алиева стал персонал новой и оборудованной по последнему слову техники и технологии здравницы «Йени клиника». Поаплодировав азербайджанским медикам, он сказал, что здоровье и социальный тонус сограждан для него останется стратегическим приоритетом. Собственно, этим императивом и был дан исчерпывающий ответ на все вызовы времени. Запуск пандемии, надо понимать, тождественен запуску психической эпидемии, с помощью которой сбиваются прицелы общественной, политической, экономической, гуманитарной жизни. В глазах модераторов зловещего плана это идеальный момент-предтеча для хаоса. Теоретически его легко трансформировать в революционную атмосферу и воспользоваться ею. Но, а практически? Слабая власть, как правило, теряет нити управления и незаметно уходит в пространство брожения. В случае с Азербайджаном и Беларусью это не работает. Вот что роднит Баку и Минск. И там, и там во главе народов стоят состоявшиеся лидеры-прагматики, сильные государственники, которых не взять голыми руками. Так, почему же Алиев и Лукашенко оба вспомнили о шелухе, которая пытается хайпануть? Призванные под идеологическое ружье активисты соцсетей, что играют по нотам зарубежных центров, влились в редеющие ряды профессиональных медиа. Задача - растормошить неустойчивую часть общества и добиться вожделенной нестабильности в независимых странах. Пресса давно стала инструментом влияния, в своем роде - это палочка-выручалочка, с помощью которой внешние силы внедряются в общественно-политическую жизнь других стран. Вот почему журналистика выродилась в пропаганду, и в нынешних условиях она мутирует не слабее вируса, становится более аморальной и беспардонной. Наряду с мусорной информацией массовому пользователю подается проникающий контент. С его помощью осуществляется политика  деградации не только новых поколений, но и части элиты, которая легко поддается вешнему воздействию. Вкупе вся геополитическая пошлятина разрушает мыслительную систему части общества, а когда к этому прибавляется чувство страха, ситуация становится опасной. Она лишь устраивает внешних игроков, которые пристрастились выигрывать, не вступая в прямой контакт. Всесильные круги значительно перенапряглись на многих направлениях, и осознали, что их пузыристая методология вмешательства в дела народов и сообществ перестала давать эффект. Вот и понадобилась пандемия, чтобы вконец озадачить общественную силу, заставить капитулировать мыслящую категорию. Александр Лукашенко не стал закрывать предприятия, поскольку у него нет такой страховочной подушки, какой владеет Азербайджан. Решение Ильхама Алиева о выделении одного миллиарда манат на поддержку малого, среднего бизнеса, чувствительных категорий и самозанятых стало предметом оживленных обсуждений в глобальном пространстве в силу неординарности и революционности. Ильхам Алиев и прежде напоминал, что страна добилась преимущественного положения благодаря собственным усилиям и концепции развития. Вот где проявились контуры алиевской дальновидности. Все, что озвучил Лукашенко, прекрасно ведомо и Ильхаму Алиеву, который в отличие от белорусского коллеги меньше говорит, но больше делает, чувствуя подноготную наблюдаемого форс-мажора. Превентивные действия, жесткий карантин в Азербайджане это логически оправданные меры, призванные защитить граждан, отгородить их от провокаций. Если есть возможности для поддержки населения, социально чувствительных категорий, почему бы не помочь?! Хороша ложка к обеду: золото-валютные накопления в аккурат пригодились, ожидаемые в стране налоговые послабления и каникулы, адресные возмещения и пособия - это и есть ощутимая роль государства в судьбах людей. Психоз психозом, экономику останавливать нельзя, хоть и на медленном огне, но она должна работать, как того требуют обстоятельства. Важно и то, что план поствирусных действий отработан. Пока рано об этом говорить, поскольку степень рисков текущей поры прослеживается, но она постепенно будет минимизироваться. И Алиев, и Лукашенко предостерегли лидеров бизнеса от соблазна уволить сотрудников, оставить их вне предприятий. Благо, в Азербайджане руководителям работающих структур возмещать издержки будет государство, а белорусских бизнесменов Лукашенко призвал порыться в карманах и сейфах, что вполне объяснимо. О том, что в поствирусную пору мир изменится и больше не будет таким, каким был ранее, разве только не говорит спящий. А бодрствующие мыслят и вынашивают расчеты о том, как бы отхватить новых преференций. Шутка ли, скачки и падения котировок на биржах акций – это раздолье для  богачей. У кого-то экономика чихает, а они раздвигают границы своих материальных пределов. Говорят же, трудом праведным не наживешь палат каменных. И кто тут поспорит?! Тофик Аббасов, аналитик

«Коронавирусная перезагрузка». Каким будет наш мир после пандемии COVID-19?

«Разбудит вас какой-то тип, И впустит в мир, где в прошлом войны, вонь и рак, Где побежден «гонконгский грипп». На всем готовеньком ты счастлив ли, дурак?» — пел когда-то Владимир Высоцкий. Как потом будет упоминаться в литературе нынешний коронавирус, пока остается только гадать. Пандемия COVID-19 в самом разгаре, она продолжает оставаться еще и главной мировой темой, неважно, идет ли речь о новостях или большой политике. И тем более трудно предсказывать, к каким политическим, экономическим, наконец, психологическим «сдвигам» она приведет. «Мир вступил в новый период. Сколько это будет продолжаться, никто не знает. Никто не знает, сколько будет продолжаться болезнь. Считаю, что все прогнозы носят условный характер» — такое заявление сделал президент Азербайджана Ильхам Алиев на открытии «Йени клиника» — крупнейшей, современной, прекрасно оборудованной, где в ближайшее время будут лечиться больные коронавирусом. Этот вопрос сегодня в центре внимания: что дальше? Как нынешняя пандемия коронавируса изменит мир? Чего ждать и к чему готовиться? В самом деле, эксперты еще даже не берутся подсчитать экономический ущерб: «на земле» весь пассажирский авиапарк, «заморожен» туризм, отменены Олимпийские игры и другие массовые спортивные соревнования, закрыты музеи и торговые центры, «поставлено на паузу» все, что находится за рамками системы жизнеобеспечения…Ведущие мировые эксперты уже говорят о рецессии и предупреждают: нынешний кризис окажется посильнее, чем тот, с которым мир столкнулся в 2008 году. СМИ переполнены пугающими прогнозами рецессии, кризиса, массового голода и прочими «ужастиками». Только вот в чем дело. В отличие от Великой депрессии 1929 года или кризиса 2008 года, нынешние экономические «неприятности» не связаны, условно говоря, с «разбалансировкой системы». Они имеют четкую причину — коронавирус. А все эпидемии рано или поздно заканчиваются. Конечно, COVID-19 обладает таким неудобным сочетанием «заразности» и тяжести течения, что без жестких карантинных мер очень быстро приводит к коллапсу системы здравоохранения, но все же это и в прямом, и в переносном смысле не чума. Китай официально объявил об окончании эпидемии внутри страны. С коронавирусом справляются в Японии и Южной Корее. В СМИ регулярно появляются новости об удачном опыте лечения COVID-19, появлении действенных препаратов и разработке эффективных протоколов лечения. И логика подсказывает: настанет день, когда коронавирус перестанет быть столь тяжелой и угрожающей проблемой, а значит, необходимость в строгом карантине отпадет, и жизнь начнет возвращаться в привычную колею. Другое дело, что в одну реку уже не получится войти дважды. И здесь изрядную пищу для размышлений дают события, как бы не имеющие прямого отношения к коронавирусной пандемии. В 1951 году в Иране пост премьер-министра занял Мохаммед Мосаддык — предводитель «антизападного лагеря», который очень быстро объявил о национализации нефтяной инфраструктуры Ирана, по сути дела вышвырнул из страны британцев, чувствовавших себя здесь едва ли не хозяевами положения, шах Мохаммед Реза Пехлеви бежал в Европу…Но революционного пыла хватило ненадолго. В 1953 году Мосаддык (не без участия ЦРУ) был свергнут, шах с триумфом вернулся в Тегеран, но вот британцы прежних позиций в стране уже не восстановили — ключевые позиции занял Вашингтон. И этот расклад сил продолжался до антишахской революции 1979 года. Сегодня, конечно, трудно строить точные прогнозы. И призывы «вы платили миллионные гонорары футболистам и «звездам», а не вирусологам — вот пусть вас теперь лечат Роналдо, Месси и Шакира» набирают «лайки» в Фейсбуке, но вряд ли будут иметь практическое продолжение. Но нет сомнений в другом. «Пандемия коронавируса оказалась тяжелейшим испытанием для современной системы здравоохранения. С ней не могут успешно справляться даже многие передовые, развитые страны» — это уже из обращения Мехрибан ханум Алиевой, первого вице-президента и первой леди Азербайджана. В самом деле, у системы здравоохранения многих развитых стран, чья модель безусловно считалась «образцом для подражения», оказался непозволительно маленький «запас прочности», который не позволил адекватно отреагировать на «форс-мажор» со всеми вытекающими — больные лежат в коридоре, и часто даже не на кроватях, а на полу, аппаратов искусственной вентиляции легких просто не хватает на всех, кто в них нуждается, врачи вынуждены проводить сортировку и решать, кому помогать, а кому уже нет, «скорая помощь» на обычный сердечный приступ или перелом ноги не приезжает не то что через «положенные» 20 минут, но даже через три часа просто потому, что врачи мобилизованы «на коронавирус»…К тому же нет полной ясности, где здесь, условно говоря, закончился вирус и начались ошибки в управлении. Особенно в случае с Италией, где власти непозволительно долго тянули с карантинными мерами. Теперь эта страна готовится «подарить» миру еще один малоприятный прецедент — «коронавирусные бунты». Власти этой страны опасаются, что из-за коронавируса могут вспыхнуть беспорядки и мятежи. На юге страны уже призывают грабить супермаркеты, а кое-где уже отмечены акции, когда люди демонстративно пытаются покинуть магазин с полной тележкой продуктов, не заплатив — и все это под лозунги «Мы хотим есть!» Премьер-министр Италии Джузеппе Конти винит во всем мафию, но это скорее поиск «отмазок», чем адекватная реакция на ситуацию. И какие здесь последуют внутриполитические «подвижки», вопрос открытый. Только начинает разгораться «коронавирусная эпопея» в России, и к каким политическим подвижкам она приведет, особенно на фоне демонстративной помощи Италии, с одной стороны, и развала системы здравоохранения в российских регионах, с другой, пока что предмет гадания. Вторую волну коронавируса переживает Иран, но еще после первой волны, эпицентром которой стал Кум, эксперты заговорили о тяжлелом ударе по авторитету иранской «муллократии», той самой, которая слишком долго отказывалась признать сам факт эпидемии и прекратить паломничество к святыням Кума. Пока здесь не до митингов, но «динамит» продолжает копиться, и когда он «сработает», мало не покажется. Но, возможно, главной и еще не оцененной по достоинству новостью стало  выступление экс-премьер-министра Великобритании Гордона Брауна, который предложил создать «мировое правительство» для борьбы с такого рода эпидемиями, и по сути дела публично выразил вотум недоверия ВОЗ. Которая сегодня, конечно, учит, как мыть руки и надевать маску, но вот защитить мир от коронавируса не смогла. А нынешние карантинные меры и в прямом, и в переносном смысле обходятся слишком дорого. Но пока это «мировое правительство» будет создано, с коронавирусом и его последствиями каждой стране надо будет справляться самостоятельно. Азербайджан — не исключение. Президент Азербайджана напомнил о развитии в Азербайджане «медицинской инфраструктуры», рассказал, как его шокировало посещение больницы в Ленкорани: «…Здание, именуемое больницей, совершенно невозможно было назвать больницей. То есть, разрушенное здание, сгнившее оборудование. В палатах не было никакого оборудования, только обычные кровати». Сегодня в регионах Азербайджана строятся современные лечебно-диагностические центры, в нашей стране делают сложные операции, в том числе на открытом сердце…Сегодня вся эта инфраструктура работает в «форсированном режиме». Власти действуют на опережение и вводят жесткие карантинные меры, не дожидаясь, пока ситуация полностью выйдет из-под контроля. А это дает надежду, что Азербайджану удастся избежать наиболее тяжелого сценария и по крайней мере минимизировать потери. А вот для этого уже мы сами должны проявить ответственность и осмотрительность. И просто остаться дома. Нурани, политический обозреватель

«Выборы» еще не прошли, а результат уже есть

Пока мир борется с разыгравшимся вирусом, в Армении и оккупированном Карабахе продолжается подготовка к цирковому представлению под названием «выборы». Ереван лишен возможности навязать сепаратистскому образованию свой сценарий фокусной клоунады. В Ханкенди всем заправляет местная труппа. С появлением на манеже Никола Пашиняна она только углубляет  независимость от Еревана, и причина ясна. Глава армянского кабинета умерил степень активности в карабахском направлении, дабы не уничтожить хрупкие нити связи с оккупированными территориями. Зато экс-президенты Роберт Кочарян и Серж Саркисян удосужились озвучить призывы к соплеменникам «отстоять победу, завоеванную в тяжелой борьбе». Под победой подразумевается военное положение, при котором вынуждены жить бесправные азербайджанские армяне. В то время, как чуть ли не вся планета  смирилась с домоседством, Ханкенди гонит население, как стадо, на выборы, демонстрируя непреклонность и решимость в отстаивании «свободы». Вспоминаются мысли выдающегося английского аналитика двадцатого века Арнольда Тойнби, который знал толк в философии создания и управления государственными образованиями. Он предостерегал: «Главная слабость варварского кодекса состоит в том, что он носит личностный, а не общественный или институциональный характер. Варвары неспособны на создание устойчивых социальных и политических институтов. Внезапное падение с высот всесилия в трясину разброда – обычная судьба варварской власти». В этой транскрипции прослеживается тридцатилетняя одиссея «независимого Карабаха», который заигрался с идеей фикс и довел сограждан до изможденного состояния. Да, были времена, когда террористические группировки, воспользовавшись неготовностью Азербайджана, смогли перехватить преимущество. Мифическая победа вскружила головы не только сепаратистским командирам, но и тем, кто дирижировал матерыми бандитами из Еревана и диаспоры, обещая несметные преимущества и материальные блага. Наступили иные времена, и никакого преимущества армяне (все равно какие, местные или пришлые) уже не имеют. Они уже рухнули в болото раздрая и беспредельщины. В нерадостной атмосфере кучке профессиональных мошенников неймется, они продолжают обманывать сограждан, внушая им ложные цели. Сегодняшние реалии с правами и свободами карабахцев воочию демонстрируют, до чего могут привести обманутых людей вооруженные авантюристы, наживающиеся на легковерии массы. Спасение карабахцев от всевластия вооруженных бандитов в их руках, но не в этом суть трагедии. Преступникам, которые разыгрывают клоунаду с выборами, вторят ереванские мракобесы, духовные отцы которых в конце прошлого века и сверстали программу так называемого свободолюбия на крови, ненависти и лишениях. Вместо того чтобы защитить карабахцев от опасного вируса, они льют воду на мельницу заправил преступного бизнес класса, дескать, Азербайджан в любой момент может начать боевые действия. До такой «тонкости» могут додуматься лишь люди, пережившие нравственный надлом. Мир думает о надвигающемся экономическом дефолте, рецессия набирает темп перед лицом наступления вируса. Но в оккупированном Карабахе, да и в самой Армении, коль она индифферентно наблюдает за произволом в самопровозглашенной «республике», уже наступил нравственный дефолт. Местное население никто в грош не ставит. А низкосортные политики из Еревана предлагают марионеточному режиму объявить чрезвычайное положение не для того, чтобы отменить постыдный выборный фарс, а предупредить возобновление военных действий, дескать, на них может пойти войной Баку. Постыдный ход мыслей может быть только у опущенных людей. Любящие именовать себя цивилизованными, развитыми армяне снова демонстрируют миру способность отличиться, и символично, что происходит сие в характерной манере. Сообществу, как видится, нет никакого дела до театра абсурда, разыгрываемого на оккупированных территориях. Были бы армянский истеблишмент расторопнее, не стал бы демонстрировать низкий уровень гражданской ответственности. Мало того, что никто и не помышляет об отмене «выборов», бравые претенденты продолжают лить грязь друг на друга, и для этого используют весьма эффективный формат телевизионных дебатов. Есть в этом и проявление закономерности, иначе не стало бы известно о том, как карабахские холопы ереванских бонз выуживают из банков огромные финансовые ресурсы для распила под мифическими социальными проектами. В эфире провинциального телевидения претенденты на победу, выкручивая друг другу руки, льют ясный свет на сущность армянской демократии, на механизмы откатов в контексте проекта «свободный Карабах». Апологеты народовластия списывают обнажаемый позор на статью «безопасность нкр». Никол Пашинян отважился объявить режим чрезвычайного положения в стране до середины апреля, но не смог добиться введения такого же положения на оккупированных территориях. Там он никому не указ. Всюду принимаются строгие ограничительные меры, отменяются массовые  мероприятия, везде стараются, чтобы люди оставались дома, но в Карабахе идет полнокровная подготовка к выборам. Случай, где комментарии не нужны. Кстати вспомнить, что скоро, в третью субботу апреля мир отметит Международный день цирка, если, конечно, коронавирус не внесет  коррективы. Что бы ни было, в активном действии полный набор манежного искусства. Возможно, армянские кудесники в столь непростое время вознамерились позабавить мир неувядаемым оптимизмом и невиданно защищенным иммунитетом. Если на деле все таким образом и обстоит, то прослеживается еще одна  мораль. Кому-то очень важно продемонстрировать, что подневольная  электоральная масса выдрессирована что надо. Ее и вирусом не проймешь. Тофик Аббасов, аналитик

Рейтинг@Mail.ru