Eldar Namazov: “Ölkəmizə qarşı xarici təhlükələr çox ciddidir”



Nəşr edilib: 9:22 13/09/2019 Baxış sayı: 1083
Müəllif:

Gündəmin əsas müzakirə mövzularından biri 11 sentyabrda Ana Vətən Partiyasının təşəbbüsü ilə “Ölkəmizdəki siyasi proseslərə xarici müdaxilənin yolverilməzliyi” mövzusunda keçirilən dəyirmi masadır. Müzakirələrdə iştirak edənlərdən biri də  Beynəlxalq və Strateji Tədqiqatlar Mərkəzinin direktoru Eldar Namazov olub. Politoloq  “Yeni Müsavat”a olduqca maraqlı və dəyərli fikirlər söyləyib, ictimai-siyasi təşkilatlara mesajlar verib.

– Eldar bəy, uzun fasilədən sonra iqtidar və müxalifət düşərgəsinə aid olan təşkilatlar, vətəndaş cəmiyyətinin nümayəndələri bir araya gəldilər, müzakirələr apardılar. Dəvətlilər arasında olan ictimai-siyasi xadim kimi  sizin dəyərləndirməniz necədir?

– Mən bu tədbirə dəvəti xaricdə olanda aldım. Ukraynada böyük bir beynəlxalq konfransda iştirak edirdim. Orada bizim bölgəmizdə gedən proseslərlə bağlı geniş məruzə ilə çıxış etdim. Təbii ki, həmişə olduğu kimi, məruzəmdə əsas diqqət Qarabağ probleminə və işğal olunmuş ərazilərimizin azad olunmasına yönəlmişdi. Eyni zamanda İran ətrafındakı proseslərə də kifayət qədər böyük yer ayırmışdım. O vaxt telefonlarım qapalı idi. Tədbir başa çatandan sonra mən telefonu açanda WhatsApp-la mənə göndərilən dəvəti oxudum. Onda hələ konkret formatı və mövzunu dəqiqləşdirmək imkanım yox idi. Amma mənim ilkin reaksiyam çox müsbət oldu. Siz dediyiniz kontekstdə ki, uzun illərdir iqtidar və müxalifət arasında, vətəndaş cəmiyyətinin iştirakı ilə belə dialoqlar təşkil olunmurdu. Açığını deyim, mən beynəlxalq tədbirlərə tez-tez qatılıram və orada qaldırdığım məsələlər məhz Qarabağla, Bütöv Azərbaycan məsələsi, digər ümummilli problemlərimizlə bağlıdır. Azərbaycan üçün böyük geopolitik risklər mövcuddur. Ona görə də Azərbaycanın müstəqilliyini, ərazi bütövlüyünü qəbul etməyən qonşularımız var. Eyni zamanda Azərbaycan üçün böyük şanslar yaranır. Xüsusən də nəzərə alsaq ki, Ermənistanda daxili vəziyyət necədir, Rusiya-Ermənistan münasibətlərində hansı ciddi problemlər meydana gəlib. İran ətrafında gedən prosesləri də əlavə etmək lazımdır. Bunlar hamısı göstərir ki, bizim üçün həm böyük risklər, eyni zamanda böyük imkanlar mövcuddur. Bu alovlanan proseslərdə ən pis halda biz çox böyük itkilərə məruz qala bilərik. Ən yaxşı halda isə biz nəinki Dağlıq Qarabağı azad edə, tarixi torpaqlarımızı, Zəngəzuru da qaytara, hətta 50 milyonluq Azərbaycan xalqının bir neçə əsr ürəyində bəslədiyi arzuların həyata keçməsinə, vahid, bütöv, böyük Azərbaycan dövlətinin yaranmasına da nail ola bilərik. Belə çətin və mürəkkəb proseslərin astanasında həmişə məni düşündürür ki, bəs bu risklərin qarşısını almaq və milli məqsədlərimizə çatmaq üçün biz daxilən hazırıqmı? Buna nail olmaq üçün ölkənin daxilində sabitliyə, milli birliyə nail olmaq lazımdır. İqtidar və müxalifət gərək bir yerdə hərəkət eləsin ki, biz qabaqdan gələn çox ağrılı proseslərdən öz məqsədlərimizi həyata keçirib, güclü bir dövlət kimi çıxaq. Belə fikirlər məni düşündürdüyü bir məqamda Bakıdan belə bir formatda keçiriləcək toplantıya dəvət aldım.

– Tədbirdə iştirak edərkən sizi narahat edən məsələlərlə bağlı sualınıza cavab tapa bildinizmi?

– Mən öz çıxışımda da dedim ki, bu tədbirlər davamlı olmalıdır. Davamlı olmasa, biz elə bir görüşlə kifayətlənsək, deməli, dövlətimiz, millətimiz üçün vacib olan məqsədlərə çata bilməyəcəyik. Əgər bu görüşlər davamlı xarakter daşımasa, format genişlənməsə və hamı bu prosesə cəlb olunmasa, hətta qəbul olunmuş bəyanat da mənasız olacaq,.. Hər halda, arzularımla üst-üstə düşdüyünə görə mən o tədbirə qatıldım və çıxışda da qeyd etdim ki, burada iştirakım məhz formata, bu ideyanın özünə dəstək xarakteri daşıyır. Təbii ki, biz vaxtilə belə tədbirlərin keçirilməsini arzulayırdıq, təklif edirdik. Orada da hansı məsələlər ətrafında müzakirələrin aparılması ortaya çıxanda, mən həmişə deyirdim ki, biz ümummilli məsələləri önə çəkməliyik, ancaq ardıcıllıq o qədər də əhəmiyyət kəsb eləmir. İstənilən mövzudan başlamaq olar, təki bu proses başlasın və bu müzakirələr səmimi, davamlı olsun. Onda biz addım-addım ölkənin daxilində birliyi yarada bilərik. Ona görə də indidən, hələ ilk tədbirdən sonra mən hansısa bir proqnoz vermək istəmirəm. Sadəcə olaraq, öz mövqeyimi və bu məsələyə münasibətimi çıxış zamanı açıq bəyan etdim və bu gün də sizinlə söhbətdə təkrarlayıram. Azərbaycan çox ciddi bir sınaqlar qarşısındadır! Dünyada gedən proseslər hər bir ölkəni sınaqdan keçirəcək. Bizim ölkəmiz, xalqımız üçün həm çox böyük risklər mövcuddur, eyni zamanda böyük şanslar və imkanlar açılır. Biz gərək daxildə, öz aramızda bir razılığa gələk və vahid mövqedən çıxış edək. Bunun üçün də təbii ki, ölkənin daxilində hələ çox ciddi işlər görülməlidir. Biz hələlik o vəziyyətdən kifayət qədər uzağıq. Azərbaycanda milli birliyi yaratmaq üçün gələcəkdə hələ çox ciddi addımlar atılmalıdır. Həm daxili siyasət, həm insanların haqları, həm sosial problemlərin həlli, həm də iqtidar-müxalifət münasibətləri ilə bağlı.

– Bəzi siyasilər tədbirdə iştirak etmədilər, bəziləri isə dəvət olunmadı, kənarda qaldı. Gələcəkdə tam milli birlik formatını ortaya qoymaq üçün bu məsələləri necə çözmək olar?

– Mənim bu mövzuda uzun illər boyunca müəyyən təşəbbüslərim, təkliflərim olub. Dəfələrlə qeyd eləmişəm ki, beyinlərdə elə bil vətəndaş müharibəsi gedir. 90-cı illərin əvvəllərində belə bir durum yaranmışdı, vətəndaş müharibəsi astanasındaydıq. O vaxt böyük bəlalardan qurtara bildik. Şükür Allaha ki, belə toqquşmalar lokal xarakter daşıdı və qısa müddət davam etdi. Ondan sonra isə sanki beyinlərdə vətəndaş müharibəsi bu günə kimi davam edir. Vətəndaş müharibəsində heç vaxt qalib olmur. O mənada ki, qalib özünü qalib kimi apara bilməz. Qalib gərək məğlub olan tərəfin hüquqlarını müdafiə etsin. Onları təmin etsin ki, artıq beyinlərdən vətəndaş müharibəsi sindromu çıxsın. Mən həmişə deyirdim ki, Prezident Administrasiyasında keçmiş prezidentlər Ayaz Mütəllibovun, Əbülfəz Elçibəyin və Heydər Əliyevin şəkilləri olmalıdır ki, binaya daxil olan hər bir şəxs görsün ki, bu ölkədə artıq vətəndaş müharibəsi sindromuna son qoyulub və partiya mənsubiyyətindən asılı olmayaraq, hər kəsin hüquqları təmin olunur. Mən illər öncə bunu deyirdim. İndi də bu fikirdəyəm ki, biz iqtidar-müxalifət münasibətlərini tamamilə yeni müstəvidə qurmalıyıq. Təbii ki, elə qruplar ola bilər ki, onlar bu prosesə əvvəldən qoşula bilərlər. Həm də bəlkə kimlərinsə daxilində inamsızlıq o dərəcədə güclüdür, ümumiyyətlə, onların siyasi opponentlərlə bağlı mövqeləri o qədər radikaldır ki, onlar ola bilsin bu prosesə əvvəldən qoşulmasınlar. Ancaq burada söhbət partiya liderlərindən getmir, insanlardan gedir. Əgər belə bir siyasət yürüdülsə və cəmiyyət bunu qəbul etsə, mən əminəm ki, ölkəmizin daxilində həm sabitliyə, həm də sivil iqtidar-müxalifət münasibətlərinə nail ola bilərik.

“Biz iqtidar-müxalifət münasibətlərini tamamilə yeni müstəvidə qurmalıyıq”

– Keçirilən tədbirin adı diqqət çəkdi: “Ölkəmizdəki siyasi proseslərə xarici müdaxilənin yolverilməzliyi”. Necə bilirsiniz, hazırda xarici güclərin Azərbaycanla bağlı ciddi planları varmı? Onların marağı, məqsədi haqda nə demək olar?

– Mən əminəm ki, bu təhlükələr çox ciddidir. Təbii, mən o qənaətdə deyiləm ki, bu təhlükə xaricdə kimlərinsə rəsmilərə ünvanlı söyüşləri ilə bağlıdır. Əslinə qalsa, daha ciddi xarici təhlükələr mövcuddur. Azərbaycanın müstəqilliyini qəbul etməyən qonşularımız var. Elə bilirsiniz “Gülüstan” və “Türkmənçay” müqaviləsi sindromu bitib? Biz İrandan tez-tez səslər eşidirik ki, “Şimali Azərbaycan bizim ərazilərimizdir”. Rusiyadan səslər eşidirik ki, bu, keçmiş SSRİ-nin ərazisidir və Rusiyanın təsir dairəsinə daxildir, Rusiya burada əsas söz sahibi olmalıdır. Həmçinin bizə qonşu olan bədnam millət torpaqlarımızı işğal edib və ərazilərimizdən çıxmaq fikrində deyil. Yəni belə mürəkkəb geopolitik, coğrafi bir durumdayıq. Ona görə də xarici təhlükələri qulaqardına vurmaq olmaz, bu, çox ciddidir! Biz bu məsələlərə ciddi yanaşmasaq, bizi daha böyük bəlalar gözləyə bilər! Dediyim kimi, bu təhlükələrlə yanaşı, bizim çox ciddi imkanlarımız da var. Bu proseslərdə nəinki Qarabağı qaytara, nəinki tarixi torpağımız olan Zəngəzuru qaytara bilərik, hətta daha böyük məqsədlərə çatmaq üçün bizim kifayət qədər imkanlarımız mövcuddur. Biz buna nail olmaq üçün ilk növbədə ölkə daxilində dediyim birliyi və sabitliyi yaratmalıyıq. Eyni zamanda bizim milli maraqlarımızla üst-üstə düşən güclü, qüvvətli dövlətlər var, onların maraqları bizim maraqlarımızla üst-üstə düşür. Biz onlarla çox sıx əməkdaşlıq etməliyik və bu məqsədlərə çatmaq üçün onların da dəstəyindən yararlanmalıyıq.

– Ancaq təəssüf doğuran münasibət də müşahidə olunur. Məsələn, bəzi siyasilər iqtidarın səmimiyyətinə inanmadığını bildirir, həmçinin bildirilir ki, hakimiyyət çətinə düşdüyü üçün müxalifətlə masa arxasında oturmaq istəyir. Eyni zamanda görüşə gedənlər ittiham olunur, onlara deputat mandatı veriləcəyi iddiası səslənir.  Bu yanaşmaları necə dəyişmək olar?

– Bu, 90-cı illərin əvvəllərindən bu günə kimi beyinlərdə gedən vətəndaş müharibəsinin nəticəsidir. Bu sindrom hələ də yaşayır və davam edir. Bu yanaşma müxtəlif siyasi qurumlar, fərdlər, konkret insanlar üçün o qədər bəlalar gətirib ki, insanların elə il addımdan buna inanması və proseslərə qoşulmasını gözləmək çətindir. Mən açıq dedim ki, heç bir proqnoz verə bilmərəm. Mən yalnız öz mövqeyimi və arzularımı ifadə edirəm. Belə bir təkliflərə inamsızlıqla yanaşan qüvvələri də anlayıram. Ancaq fərq yalnız ondan ibarətdir ki, mən Azərbaycan xalqını gözləməyən həm təhlükələri, həm də imkanları nəzərdən keçirib o qənaətə gəlmişəm ki, riskləri dəf etmək üçün və Qarabağla, Zəngəzurla və digər məsələlərlə bağlı istəklərimizə nail olmaq üçün bizim milli birliyi yaratmaqdan başqa yolumuz yoxdur. Ona görə də çətin də olsa, ağrılı da olsa, buna çox tərəfdən maneələr də olsa, buna nail olmalıyıq. Təkcə müxalifətin inamsızlığından söhbət getmir. Mən oxudum ki, hakimiyyətin içindən də bu prosesə soyuq baxan qüvvələr kifayət qədər çoxdur. Bütün bunlara baxmayaraq, hesab edirəm ki, əgər biz xalqımızı, millətimizi qorumaq istəyiriksə, işğal olunmuş torpaqlarımızı azad etmək istəyiriksə, bizim bu prosesə başlamaqdan və ölkə daxilində sabitliyi və milli birliyi yaratmaqdan başqa yolumuz yoxdur.

– Deməli, hazırda öncə seçki, yaxud öncə hakimiyyət yox, öncə Vətən məsələsi gündəmdə olmalıdır, eləmi?

– Sözsüz. Burada hansı vəzifəni, yaxud mandatı düşünmək olar? Siz bu söhbəti açırsınızsa, bir məsələni deyim. Mənim ətrafım, mənimlə əməkdaşlıq edən adamlar bilirlər ki, şəxsən mənim nəinki qarşıdan gələn, bundan əvvəlki parlament seçkilərində də heç bir şəxsi marağım olmayıb. Ümumiyyətlə, mən 1999-cu ildə könüllü olaraq istefaya gedəndən bəri yalnız 2005-ci ildə parlament seçkilərinə qatılmışam. Bütün başqa seçki proseslərində mən ya kimlərəsə dəstək vermişəm, ya da köməklik etmişəm, yaxud da heç bir prosesdə iştirak etməmişəm. Ona görə də mənim bu məsələlərə yanaşmamda şəxsi maraq heç bir rol oynamır. Bu mövzu ilə bağlı da yuxarıda danışdım. Tədbirə dəvət alanda Qarabağ probleminin həlli, Cənubi Azərbaycan məsələsi ilə bağlı məruzə edirdim və tribunadan enəndən sonra telefona baxdım və dəvət gəldiyini oxudum. Dəvətə də münasibətim məhz milli maraqları, milli istəkləri həyata keçirmək prizmasından formalaşıb. Əgər bizim daxilimizdə birlik olmasa, biz bunun üzərində bir yerdə çalışmayacağıqsa, mənim çağırışlarım, dediklərim bir nağıl olacaq, ya da biz birliyi yaradıb bu arzuları, istəkləri reallaşdıra biləcəyik. Təbii ki, istəyirəm mənim torpaqlarımızla, dövlətimizlə bağlı istək-arzularım və milyonlarla azərbaycanlının istək-arzuları həyata keçsin. Həyata keçməyin də şərti və yolu milli birliyə nail olmaqdan keçir.


«Вирусная ксенофобия» в отношении азербайджанцев в Грузии — по заказу Кремля?

Кто стоит за «бытовым национализмом» в отношении азербайджанцев Марнеули? Эпидемия коронавируса сегодня охватила почти все страны мира, и соседняя Грузия — не исключение. Строго говоря, ситуация здесь далека от критической: на утро 7 апреля здесь было 188 подтвержденных случаев COVID-19, 36 выздоровели, двое скончались. Но на фоне коронавируса Грузия столкнулась с неожиданной проблемой — волной «сетевой ксенофобии», направленной против азербайджанской общины. Британская Би-Би-Си рассказывает: все началось с того, что у 62-летней жительницы Марнеули, этнической азербайджанки, был подтвержден диагноз коронавируса. Имени заразившейся, как и во всех остальных случаях, официальные лица не назвали. Но сообщалось о том, что до того, как обратиться в местную больницу, она была на поминках, где кроме нее было несколько десятков человек. Масло в огонь подливали слухи о том, что женщина скрыла от врачей, что была в Азербайджане. В ответ власти Грузии ввели в двух районах — Марнеульском и Болнисском — строгий карантин. К тому времени в Грузии было уже более полусотни подтвержденных случаев заражения коронавирусом. Но власти опасались, что случай в Марнеули станет началом масштабного распространения инфекции внутри страны, так как эпидемиологам изначально не удавалось установить источник заражения. На въезде в эти районы встали военные и полицейские, впускали только местных, не выпускали никого. И тут вспыхнула травля в социальных сетях. Несчастную женщину призывали «примерно наказать». Нашлись те, кто обвинял не только ее, но и всех этнических азербайджанцев в этих районах, - за то, что они не соблюдают меры профилактики и еще не знают грузинского языка. Некоторые пользователи пошли еще дальше - они призывали выдворить их из Грузии, называя первобытными и отсталыми. "Вы притащили сюда эту корону из Азербайджана и Ирана", "чем больше вас уедет, тем нам легче дышать будет" - это далеко не полный список «перлов», появлявшихся под сообщениями о заболевшей женщине в Марнеули. На четвертый день после введения карантина заместитель директора Национального центра по контролю заболеваний и общественному здоровью Паата Имнадзе, сказал, что источник заражения 62-летней жительницы Марнеули "практически установлен" - им оказался один из членов семьи, побывавший до этого за пределами Грузии. Через неделю уже по всей Грузии ввели комендантский час с девяти вечера до шести утра и новые ограничения, которые премьер-министр Георгий Гахария назвал "фактически всеобщим карантином». У официального «коронавирусного» сайта грузинского правительства заработала версия на азербайджанском языке. Наконец, власти Грузии подчеркивают, что используют самые разные каналы для информирования о коронавирусе общин национальных меньшинств и на азербайджанском, и на армянском языке. Но «сбить волну» уже не получалось. Строго говоря, коронавирусная эпидемия вызвала всплеск ксенофобии не только в Грузии. Одними из первых его испытали и китайцы, и, судя по материалам социальных сетей, выходцы из Центральной Азии, которых принимали за китайцев. Но для живущих в Грузии азербайджанцев это стало понятным потрясением. Тем более что, добавим от себя, в Тбилиси, как и в Баку, всегда гордились своими традициями толерантности и гордо показывали туристам пятачок в исторической части города, где рядом стоят старинная грузинская церковь, синагога и мечеть. А еще в азербайджанской общине не без оснований считали надежной «страховкой» стратегическое партнерство Азербайджана и Грузии. «Мне очень тяжело. Говорю себе, что все будет хорошо… Потом мне попадаются эти сообщения, и я просто теряю то, во что верила", - написала на своей странице в "Фейсбуке" 22-летняя студентка и журналист Гюлгюн Мамедханова из села Текали Марнеульского муниципалитета. Грузинские азербайджанцы ответили на нее кампанией в соцсетях на грузинском языке с постом "Я гражданин Грузии, этнический азербайджанец, знаю грузинский. Я не нарушаю установленные государством ограничения, остаюсь дома!» Возмутившись ксенофобией, многие этнические грузины - студенты, преподаватели и даже чиновники - публиковали посты и комментарии, где просили прощения у этнических  азербайджанцев за ксенофобию, с которой им пришлось столкнуться в соцсетях. "Я уверена, что этнические азербайджанцы успешно преодолеют #Covid-19, но они никогда не забудут, как в этой ситуации мы их обидели. Моя поддержка им! Прошу вас объединиться любовью против дискриминации и ненависти!", - написала в "Фейсбуке" госинспектор Грузии Лонда Толорая. Свою обеспокоенность выразили правозащитники. О том, что ксенофобия в Грузии существовала, пусть и в «лайт-версии», давно, заговорили и в азербайджанской общине. Для 35-летней журналистки, руководителя коммьюнити-радио (радио для определенного сообщества) "Марнеули" Камиллы Мамедовой, которая выросла в 1990-х, ксенофобия в отношении этнических азербайджанцев не была неожиданностью. "Для нового поколения, молодых азербайджанцев, которые живут в Грузии и читают такие комментарии, это все очень болезненно. У них абсолютно идеалистическое представление об этой стране, и эти боты, или кто бы там ни писал такие комментарии, разрушают это представление. Им говорят, и они сами считают, что они полноценные граждане, и у них есть права, а тут вдруг оказывается, что вот такой агрессивной части населения они не нужны, они не хотят их в Грузии", - говорит она. По словам Мамедовой, многие годы после обретения Грузией независимости этнические азербайджанцы оставались, по сути, невидимыми для общества. После Революции роз 2003 года, казалось, настал перелом. "Одна фраза Саакашвили о том, что, если кто-то ненавидит азербайджанцев, [то] я азербайджанец, если кто-то ненавидит армян, я - армянин. Эта фраза и гражданский сектор, который начал работать с этническими меньшинствами, изменили многое. До этого мы жили очень закрыто. В Тбилиси тогда ездили только при крайней необходимости, если нужно было поехать в больницу", - говорит Мамедова. Есть и «языковая проблема». Камран Мамедов, исследователь в Центре по обучению и мониторингу прав человека (EMC) и один из основателей организации "Салам", в которой объединены молодые активисты, по большей части грузинские азербайджанцы, отмечает: кампания была адресована тем, кто писал агрессивные комментарии и представлял незнание языка как признак отсталости этнических азербайджанцев Грузии. По его словам, «это была реакция на агрессию со стороны доминантной этнической группы. Этим я хотел сказать этническому большинству, что среди нас тоже есть те, кто знает грузинский язык. Этим на фоне такой агрессии мы пытались установить коммуникацию между этническим большинством и меньшинством, которой, за исключением очень скудной коммуникации в университетах и Тбилиси, нет уже много лет». Как уверен Мамедов, есть две реальности: с одной стороны, студенты, молодые этнические азербайджанцы, которые учатся в грузинских университетах и владеют языком, с другой - поколение постарше, выросшее в Советском Союзе, и те, у кого не было возможности учиться в грузинских университетах. Более того, по данным последней всеобщей переписи населения 2014 года, в Грузии живет более 230 тысяч азербайджанцев, а это более шести процентов населения. Больше половины из них - около 177 тысяч - живет в крае Квемо-Картли, в состав которого входят Марнеульский и Болнисский районы. Свободно владеет грузинским там только 19 тысяч человек. Рашан Зиадалиев, студент и директор расположенного в Марнеули Центра гражданской вовлеченности и активизма, одной из ключевых проблем считает уровень обучения грузинскому в школах. Сам он выучил язык только после поступления в университет по специальной программе для этнических меньшинств, которая предусматривает год подготовительных курсов на грузинском. "Эта программа работает, но ведь не все идут в университеты. Вот я закончил русскую школу, но 12 лет мы учили грузинский язык в школе. И вот после этих 12 лет изучения грузинского языка, я не мог даже нормально общаться на грузинском. И это обычный случай в Марнеули - люди заканчивают школы, но не знают языка", - говорит он. Но есть еще одна сторона вопроса. И в Грузии, и за ее пределами многие уверены: за антиазербайджанской кампанией в соцсетях стояли и стоят «кремлевские тролли». Независимый эксперт из Тбилиси Гоча Гварамия высказался в Фейбуке: «Ни один здравомыслящий человек не писал в адрес азербайджанцев ни одного скверного слово... это были те, у которых появилась новая тема для стравливания наших народов.. те самые которые укутавшиеся в мантию "патриотизма" на самом деле выполняют заказы Кремля... просто тема стала подходящей, особенно после того, как уже с другой темой - Давид Гареджи - более или менее все прояснилось». Расчет понятен: положение азербайджанцев в Грузии — вопрос, весьма чувствительный для Баку, и если спровоцировать здесь «трения» и «сложности», то вполне можно создать серьезные проблемы уже на государственном уровне. Тем более что эти проблемы провоцируют уже не в первый раз. Совсем недавно, как раз перед тем, как информационные ленты в мире подверглись «сплошной коронавирусной атаке», в Грузии персоны вроде Шалвы Нателашвили или партии уровня «Альянса патриотов Грузии» устраивали провокационную активность против Азербайджана, играя на проблеме монастыря Кешикчидаг, или, по-грузински, Давид Гареджи. Нешуточный кризис спровоцировала установка в грузинском Ахалкалаки по инициативе местных «авторитетов» бюста армянского боевика, соучастника Ходжалинского геноцида Михаила Авагяна (верхушка армянской общины Грузии по традиции занимает промосковские позиции). А теперь Москва, у которой накоплен солидный опыт по использованию разного рода троллей и ботов в провокационной активности на территории «третьих стран», включая США и государства-члены ЕС. Вопрос, есть ли такой риск и для Грузии, использует ли Кремль те же технологии и против Грузии, пытаясь разрушить стратегическое партнерство Баку, Тбилиси и Анкары и поставить под угрозу масштабные региональные проекты, от трубопроводов и железных дорог до политического партнерства с «западным» уклоном. Допустим? Нурани, политический обозреватель

Чай с имбирем, вымытые руки и испорченная репутация

На фоне пандемии коронавируса ВОЗ продолжает стремительно терять авторитет Пандемия COVID-19 продолжается, попытки ее обуздать — тоже. СМИ регулярно публикуют новости об успехах ученых-медиков в создании долгожданной вакцины от нового коронавируса. А тем временем в странах постсоветского пространства и бывшего социалистического лагеря, там, где по советской традиции в обязательном порядке «кололи» вакцину БЦЖ от туберкулеза, статистика заболеваемости коронавирусом оказалась меньше, чем в благополучной Европе и в США, где эту прививку не делали. Ведущие вирусологи Германии — институт вирусологии имени Макса Планка в Берлине — уже ведут исследования в этом направлении, выдвигают теории, что свою роль играет общая, если можно так сказать, «мобилизация» и «тренировка» иммунной системы (все же вакцина противотуберкулезная и к коронавирусу никакого отношения как бы иметь не должна) или что-то другое, но эксперты уже признают: практика массовой вакцинации, принятая в СССР и «унаследованная» другими странами «социалистического лагеря» — это один из немногих «плюсов» социалистической модели здравоохранения. Но одно дело — обязательная вакцинация, и совсем другое — «социал-популизм».  Как утверждают осведомленные источники, нынешний мэр Нью-Йорка Билл де Блазио в молодости отправился в Никарагуа — изучать, как местные социалисты-сандинисты строят справедливое общество. И был поражен до глубины души, увидев в городке Масайа на стене клиники карту с именами всех семей в городе. Как утверждал сам мэр, он понял, как должно быть организовано здравоохранение и государство. Но сегодня система здравоохранения Нью-Йорка «сдает коронавирусный экзамен», и не сказать чтобы очень успешно. В Центральном парке развернуты полевые военные госпитали, в гавани пришвартовалось госпитальное судно ВМС, а еще в Нью-Йорк перебрасывают армейские похоронные команды и автомобили-рефрижераторы для временных моргов. Нелишне, конечно, вспомнить (и напомнить), что «социалка», то есть социальная сфера — дело затратное, это одна из основных расходных статей любого бюджета, которую не получится «раздувать» до бесконечности. Но, условно говоря, строить на социально-расходные статьи бюджета больницы, а можно из этих же денег платить пособия и субсидии. Пособия, конечно, гарантируют на выборах голоса получателей, но вот если «клюнет жареный петух» (или, как сегодня, летучая мышь), то нужны все же больницы, а не статьи помощи по принципу «дали деньги — купили голоса», о чем эпидемия коронавируса жестоко и наглядно напомнила. И это урок поважнее, чем набившие оскомину нравоучения по поводу «почему мы платим миллионные гонорары спортсменам и певцам, а не вирусологам». Но дело касается не только и не столько господина ди Блазио, который, безусловно, хотел как лучше. Куда больше вопросов к «высшей медицинской инстанции» — ВОЗ. Эту фразу очень любят в военных кругах: в тактике мы побеждаем оружием, в стратегии мы побеждаем маневром. Точно так же успех лечения отдельно взятого больного зависит от квалификации и профессионализма врача и степени оснащенности клиники. А вот успех в противостоянии массовым эпидемиям — это уже вопросы «медицинской политики», те, решение которых зависело и зависит уже не от врачей, а от чиновников и политиков. И хотя еще пандемия коронавируса в самом разгаре, эксперты предупреждают: COVID-19, микроскопический вирус, относительно которого в ученом мире нет даже единого мнения, считать ли его полноценным живым организмом или еще нет, продемонстрировал слабость (если не сказать «несостоятельность») той модели здравоохранения, которая во многих развитых странах считалась вполне приемлемой и даже преподносилась как образец для подражания. И это не современные методики лечения или новейшая диагностическая аппаратура — речь о «мощности» и «пропускной способности» системы здравоохранения в целом и о том, сколько на условные 10 тысяч населения должно приходиться «терапевтических», «инфекционных» и «реанимационных» коек, сколько — аппаратов ИВЛ, в частности. Тем более что каждое государство рассчитывает «мощность» своей системы здравоохранения, исходя из собственных рисков и возможных угроз, где у медицинских инстанций Италии и Азербайджана нет даже теоретической возможности инспектировать санитарное состояние продуктового рынка в китайском городе Ухань. По логике вещей, вырабатывать здесь общепринятые стандарты, давать советы, что в систему здравоохранения необходимо заложить «запас прочности» на случай форс-мажора, и прогнозировать эти самые возможные сценарии форс-мажора должна была Всемирная Организация Здравоохранения — ВОЗ. Ее эксперты должны были суммировать мировой опыт, публиковать рекомендации, что, к примеру, при строительстве клиники эстетической хирургии надо бы сделать так, чтобы ее в случае необходимости можно было быстро перепрофилировать под «инфекционный» или «обсервационно-карантинный» госпиталь, а фабрику по пошиву модных дождевых плащей — переориентировать на производство «противочумных» костюмов примерно так же, как на многих «гражданских» предприятиях заложена возможность перевода на военные рельсы. Но… ничего похожего от ВОЗ мы не слышали. Ее эксперты молчали. И продолжают молчать по этому поводу и сегодня. «Высшая медицинская инстанция» планеты не может дать четкого ответа на вопрос, надо ли здоровым людям носить маски, с умным видом заявляет, что чай с имбирем от коронавируса помогает не очень, и еще учит мыть руки от локтей в течение 20 секунд.  Только вот этих 20 секунд вряд ли хватит, чтобы «отмыть» репутацию ВОЗ. Нурани, политический обозреватель

Кому понадобилась «забота о демократии» в Азербайджане во время напасти?

Борьба с вирусом COVID-19 напоминает военные действия, и страшным является то, что на линии фронта находится все человечество, воюющее с невидимым противником. Данные о потерях воспринимаются, как сводки с передовой. Потери растут, и пока нет свидетельств о перехвате инициативы массой обороняющихся. Но они обязательно последуют. Пока повсеместно идет поиск над антивирусом и ответами на волнующие вопросы, часть мировой элиты ребром ставит вопрос о создании Международной комиссии для выявления страны, вбросившей вирус в человеческую среду. Сомнения и подозрения вполне понятны и объяснимы. История дает определенные разъяснения относительно многих острых фрагментов нынешней непростой поры. В прошлом отдельные страны проявляли античеловеческие действия в отношении угнетаемых стран, что повлекли за собой невиданные потери и разрушения. Как не вспомнить леденящие кровь события во Вьетнаме, Корее, или имевшие место ядерные бомбардировки Японии?! В наши дни случились вопиющие избиения вполне состоявшихся стран – Ливии, Сирии, Ирака и других. Теперь, когда зловещий коронавирус вогнал сообщество в оцепенение, круги, состоящие на службе влиятельных сил, занимаются перебитием повестки.  Уводя внимание от главного в сторону несуществующих проблем, они преследуют корпоративные цели. Речь не об интернетовских забияках и спойлерах, которые муссируют ужасы и нагоняют страхи на доверчивых пользователей, а о тех, кто использует тяжелый момент для раскрутки набившей оскомину темы демократии. Для этого снова рекрутируются средства массовой информации, превращенные в массированное орудие тотальной пропаганды. Коль в столь чувствительное время такие маститые издания, как Washignton Post, New York Times, Vois of Amerika находят момент, чтобы навести фокус злобной критики в адрес самодостаточных стран, напрашивается вывод – стоящие за столь постыдными потугами круги видят в сложившейся критической обстановке возможности для нового витка спекуляций. Вспоминаются моменты крупных природных катаклизмов и техногенных катастроф в Америке, развитых странах Европы, когда политические лидеры хладнокровно санкционировали жесткие меры в отношении протестующих, справедливо требовавших помощи и определенности в реализации эвакуационных операций. В южных штатах США после урагана «Катрина» в начале 2000-х национальная гвардия, не церемонясь, использовала боевые патроны против возмутившихся граждан, оставленных на произвол судьбы. В этом ли был смысл хваленой американской демократии и заботы о страждущих? Мир в оцепенении, и в силу обстоятельств все процессы переводятся на особую режимность, и в таких, почти военных условиях акцентировать внимание на политических трендах, рефлексировать на не существующие проблемы, по меньшей мере, аморально. Атмосфера всеобщей пандемии, видать, для отдельных американских политических кругов продолжает оставаться временем благоденствия. С помощью СМИ они продолжают кампании травли в отношении неугодных стран. В этом ряду не только так называемые государства «оси зла», как Куба, Иран, Северная Корея, но и государства, которые в критический момент перебарывают трудности, возникшие с нашествием опасного вируса. Многие программы заморожены. Да и объяснений не требуется. Повсеместно наблюдается спад экономической и политической жизни. Но всевидящие демократы обвиняют политических лидеров Турции, России, Азербайджана, Камбоджи и других стран в стремлении воспользоваться обстановкой пандемии в политических целях. Они попросту не видят бревен в собственном глазу, а замечают соринку в глазах других. Это проявление верха цинизма. Авторы пасквилей в упор не замечают тех усилий, которыми  политические лидеры отличившихся проворностью стран возглавили атаку на вирусные риски, смогли взять трудную обстановку под надежный контроль. Опыт Азербайджана, имеющего тесные связи с Всемирной Организацией здравоохранения (ВОЗ), заслужил высокую оценку в мире благодаря эффективной программе действий, которые позволили ограничить пространство распространения вируса. Алиевская программа оказания финансовой помощи предпринимательству, частному сектору, социально чувствительным категориям населения замалчивается. За то предвзятые авторы, рассматривая положение в успешных странах под микроскопом, демонстрируют высший пилотаж биполярного расстройства. Горе авторы увлеклись темой политических заключенных в постсоветских странах, государствах «оси зла» настолько, что не замечают провалов у себя, в других западных странах. Обстановка с коронаврусом между тем обнажила серьезные проблемы в западной демократической модели, показав, насколько правящие системы плюют на интересы рядовых граждан. Огромные штрафы для людей, нарушивших карантинный режим, показывают, что властные силы не считаются с элементарными ожиданиями и правами сограждан, видя в них источник наживы. Волна ограничений прошлась по интересам гражданского общества, именем которого привыкли прикрываться правящие круги западных государств. Это их дежурная фишка с монотонным политическим степом. Он всем надоел, даже простым гражданам западных стран, которые не то чтобы устали, а выдохлись от возложенной на них функции живой бутафории. Так, не лучше ли перестать крутить старую пластинку и перестроиться на самосовершенствование? Время карантина – идеальный семестр, чтобы на себя посмотреть и сделать давно назревшие выводы. Ведь утрата морали - недуг более опасный, чем коронавирус. Тофик Аббасов, аналитик

Рейтинг@Mail.ru