Almaniyada mükafat alan azərbaycanlı yazar: “Ana dilimdə düşünür, digəri ilə də yazıram”



Nəşr edilib: 16:14 26/12/2017 Baxış sayı: 1722
Müəllif:

Azərbaycan əsilli yazıçı Fəriba Vəfi Almaniyanın “LiBeraturpreis” ədəbi mükafatına layiq görülüb. Bu nüfuzlu mükafata namizəd qismində təbrizli yazıçının “Tərlan” romanı seçilib. Roman həmçinin satış və oxuma statistikası nəzərə alınaraq həm də “ilin kitabı” elan edilib.

Bu mükafat münasibəti ilə Almaniyanın Arte TV kanalı Fəriba Vəfidən müsahibə alıb.

Alman aparıcı: Arte stendində hər birinizi salamlayıram. Arte stendində Fəriba Vəfinin bu il Almaniyanın ədəbiyyat mükafatı almasını müzakirə etməyimizə çox şadam. Bu mükafat ildə bir neçə dəfə Afrika, Asiya və Latın Amerikasından olan yazıçılara verilir və bu il Fəriba Vəfi müvafiq ölkələr üzrə namizədliyi irəli sürülən 10 namizəd arasından seçilib. Bu il Haitidən, Hindistandan, Keniya və Cənubi Koreyadan olan yazıçılar namizəd idilər. Qeyd etdiyimiz kimi, mükafatın sahibi iranlı Fəriba Vəfidir. 1962-ci il təvəllüdlü yazıçı əvvəllər hekayələrini dərc etdirmiş, 2002-ci ildə isə bizə “Zirzəmi quşu” kimi məlum olan ilk romanı işıq üzü görmüşdür. Roman çox uğurlu olub, İranda mühüm ədəbiyyat mükafatları qazanıb. 10 il sonra roman Rotbux nəşriyyatı tərəfindən alman dilində dərc olunmuşdu. İndi ədəbiyyat mükafatına layiq görülmüş “Tərlan” romanı ədəbiyyata maraq göstərən, çox kitab oxuyan, məktəbdə şeirlər söyləyən və yazıçı olmağın xəyalını quran bir qızın həyatından bəhs edir. Lakin qız çox çıxılmaz bir vəziyyətdədir, arzularından uzaqdadır və evini tərk edib Tehrana getmək, polis akademiyasında təhsil almaq yeganə çıxış yoludur. O, öz doğma şəhərindən olan Rəna ilə birgə Tehranda polis məktəbində oxumağa başlayır. Hekayə qadın nöqteyi-nəzərindən nəql edilir.

Fariba xanım, Tərlanın hekayəsi sizin həyatınızla nə qədər üst-üstə düşür? Qismən də olsa, siz Tərlanın həyatını yaşamısınızmı?

Fəriba Vəfi: Hamını salamlayıram. Çox təşəkkür edirəm. Mən əslində demək olar ki, yaxşı tanıdığım şeylərdən ilham almışam. Yalnız bunu deyə bilərəm.

Alman aparıcı: “Tərlan” ikinci romanda ön plandadır. Lakin ilk romanda da bir qadın mərkəzdə dayanır və əsas rolu oynayır. Qadınların həyatını, xüsusilə də məişətini ön plana çəkməyinizin əsas səbəbi nədir?

Fəriba Vəfi: Mən qadınların dünyasına yaxşı bələdəm. Bizim ölkədə kişilər kişilərin dünyasından kifayət qədər yazıblar. Mən düşünürəm ki, bu işi görə bilərəm. Qadınların gündəlik həyatını, onların hisslərini də qələmə almaq mənim üçün çox mühüm idi. Çünki onların səsi eşidilmirdi. Onlar özlərini bəyan edə bilmirdilər. Ona görə də onların ədəbiyyatımızda yerinin boş olduğunu düşünürdüm.

Alman aparıcı: Məişət təkrarçılıq və bayağılıqdan ibarətdir. Adətən, məişətdə qəhrəmanlıq hekayəsi yazmaq mümkün olmur. Bəzi ölkələrdə ədəbiyyat qəhrəmanlıq hekayələri nəql etməyi sevir. İranda gündəlik mövzulara həsr edilmiş əsərlərə münasibət necədir? Sizin oxucularınız bu barədə nə düşünür?

Fəriba Vəfi: Ölkədə kifayət qədər obrazlar, qəhrəmanlar tapmaq mümkündür, əvvəllər də olub. Amma əsərdəki bu adamlar göz önündə olmasalar belə həqiqətdə bir sıra dəyişikliklərə səbəb olan şəxslərdir. Düzdür, gündəlik həyat, məişət həyatı monoton görünə bilər, amma yeni və kəşf olunmamış mövzudur. Əgər diqqətlə baxsanız, məncə, gözəlliklərlə doludur.

Alman aparıcı: Tərlana və rəfiqəsi Rənaya geri qayıdaq. Onlar hər ikisi solçu ideyalara heyran olublar. Keçid dövrüdür, şah devrilib, inqilab tamamilə reallaşmayıb. Onlar bu mərhələni necə yaşayırlar? Siz onların həyatı haqqında nə deyə bilərsiniz? Yoxsa bu onların məişətinə təsir edən ümumi bir qarışıqlıq və ya dəyişikliklərin gətirdiyi qarışıq bir hissdirmi?

Fəriba Vəfi: Məncə, bu hissdir. Cavan nəsil həmin dalğaya qoşulub, onu tətbiq edib, onunla dəyişiblər. Ola bilər ki, bu bilərəkdən olmasın. Lakin bu yeni dalğa onlara ilham verir, onları həvəsləndirirdi.

Alman aparıcı: Siz də bu keçid mərhələsində yeniyetmə olmusunuz.

Fəriba Vəfi: Bəli.

Alman aparıcı: Bu o deməkdir ki, romanda sizin həyatınızla paralellik təşkil edən məqamlara rast gələ bilərik.

Fəriba Vəfi: Bəli.

Alman aparıcı: Hər iki rəfiqə öz doğma şəhərləri Təbrizi tərk edib Tehrana gəlirlər. Onlar bir təlim sisteminə daxil olurlar. Bu sistem onların əvvəlki məişətindən çox fərqli, sərt qaydaları olan bir sistemdir. Qızlar bu sistemə neçə dözürlər?

Fəriba Vəfi: Bilirsinizmi, hər kəsin məhdudiyyətlərlə, çıxılmaz dalanlarla mübarizə aparması üçün özünəməxsus bir üsulu var. Mənim əsərimin qəhrəmanı əsərin təhkiyəçisidi. Ona azadlıq verən, xilasolma hissini yaşadan yaradıcılıqdır, sənətdir.

Alman aparıcı: Bu günün reallığı necədir? Paytaxt olmayan bir şəhərdən, əyalət şəhərindən təhsil almaq üçün Tehrana gələndə hələ də böyük fərq hiss olunurmu?

Fəriba Vəfi: Yox. Əvvəlki kimi deyil, çünki internet, qloballaşma, gediş-gəliş çox şeyi dəyişib.

Alman aparıcı: Romanda qızların bir çarpayını paylaşmasını oxudum. Bundan başqa da kifayət qədər ağır şərtlər daxilində yaşadıqlarını öyrəndim. Görəsən, bütün bunlar kollektivçilik və ya kütləviliyin təbliğinə yönələn tədbirlərdir, yoxsa sırf kasıblıqla əlaqəlidir?

Fəriba Vəfi: Əsərdə hərbi mühit təsvir olunub. Hərbi mühit adətən bunun hər ikisi olur. Çünki orada hamı bir olmalı, vahid qüvvə kimi hərəkət etməlidir. Bu mühitdə məncə, fərdiyyət adlı məfhumun heç bir mənası yoxdur.

Alman aparıcı: Romanda dözümlülüyü artıran məqamlardan danışırsınız. Birgə söhbətlər, hekayələr, xəyallar… Bunlar Tərlana öz yolunu getməyə imkan verən güc mənbəyidirmi?

Fəriba Vəfi: Həyat heç zaman eyni cür olmur ki. Hətta ən pis şəraitdə belə insan ruhunun nəfəs ala biləcəyi kiçik fəzalar tapılır.

Alman aparıcı: Onlar sevginin, ağ atlı şahzadənin xəyalını qururlar. Tərlan reallığı müşahidə edən bir obrazdır. Müşahidələri əsasında o gündəlik yazır və bu da onun sonradan arzusunu reallaşdırıb yazıçı olmasına kömək edir. Necə düşünürsünüz, müşahidə yazıçı olmağın əsas şərtidirmi?

Fəriba Vəfi: Məncə, bir insanı başqaları, nə kişi, nə qadın xilas edə bilməz. İnsan özü zərrə-zərrə həyatını dəyişə bilməlidir. Tərlan da müstəsna deyil. Əslində Tərlanın vəziyyətinin dəyişməsi üçün yeganə vasitə onun sözləri, pozitivliyi, həssaslığıdır.

Alman aparıcı: Sizin nəqletmənizdə belə bir məqam nəzərə çarpır. Siz faktları, hekayələri dəqiqliklə və sayıqlıqla ifadə edirsiniz, emosional məqamlardan yan keçməyə çalışırsınız. Bu cür təsvir etmənin səbəbi nədir? Bu cür sayıq şəkildə nəqletməniz reallığı olduğu qəbul etdiyiniz kimi göstərmək istəyindənmi irəli gəlir?

Fəriba Vəfi: Mən istənilən növ mübaliğəyə şübhə ilə yanaşıram. Hər bir növ şişirtmə məni qorxudur. Buna görə də düşünürəm ki, realist olmaq, həqiqəti görmək çox mühüm bir addımdır. Çoxlarımız bunu görə bilərik. Hər bir şeyin əsasında əvvəlcə xoş niyyət, müsbət baxış dayanır.

Alman aparıcı: Münhendə yaşayan iranlı yazıçı Said “Zirzəmi quşu” romanına rəy yazıb. O sabah sizin mükafatlandırmanızda da iştirak edəcək. Said öz rəyində bildirib ki, iranlılar fərqli oxuyur. Çünki susmaq bir yandan İran adət-ənənəsinin bir parçasıdır, digər tərəfdən isə müdafiə metodudur. Siz necə təsvir edərdiniz? İranlılar necə oxuyur?

Fəriba Vəfi: Hər kəs öz düşüncəsinə, öz baxışlarına görə kitablarımı oxuyur. Mən bu iki şeyin fərqini anlaya bilmirəm. Əgər sizi doğru başa düşə bildimsə təbii ki.

Alman aparıcı: Sizin kitabınız yalnız Avropa dillərinə deyil, yapon, ərəb və türk dillərinə də tərcümə olunub. Bu tərcümələr sizin üçün nə deməkdir? Bu tərcümələrin hər biri sizin əsərlərinizə fərqli yanaşma ifadə edirmi? Oxucular tərəfindən fərqi yanaşma görürsünüzmü?

Fəriba Vəfi: Əsərlərim xarici dillərə tərcümə olunanda, mən yeni oxucular qazananda yalnız bağlı, məhdud dairədə olmadığımı hiss edirəm və bunu məni çox xoşbəxt edir. Özümlə əcnəbi ölkələrin oxucuları arasında mütləq ortaq nələrisə tapıram.

Alman aparıcı: Bu mükafat sizin üçün nə ifadə edir? Bu sizə İranda olan marağı daha da artıracaqmı?

Fəriba Vəfi: Bəli. Mükafat məni sevindirdi. Çünki mənim üçün böyük bir mənası var. Məni digər əcnəbi yazarlarla daha sıx tellərlə bağladı. Bu mükafat mənim oxucularımı da sevindirdi. Mükafatdan sonra kitablarım dəfələrlə yenidən çap olundu.

Alman aparıcı: Siz Tehranda yaşayırsınız. Mən heç vaxt orada olmamışam. Tehranı çox kitab oxuyanların olduğu bir şəhər kimi təsəvvür edirəm. Əyalət şəhərlərində vəziyyət necədir?

Fəriba Vəfi: Bəli, o cürdü, çox oxuyurlar. Kitab çap olunanda İranın bütün şəhərlərinə yayılır.

Alman aparıcı: Siz Tehranda yaşayırsınız. Amma əslən İranın Azərbaycan hissəsindən gəlirsiniz. Uşaq vaxtı Azərbaycan dilində danışmısınız. Bu sizin yazınıza necə təsir edib? Əsərləriniz bununla fərqli çalar qazanırmı?

Fəriba Vəfi: Bəli. Mütləq təsir edir. Sanki mənim iki dünyam var. Biri öz dünyamdır ki, doğma ana dilimdə yaşayır, düşünür, digəri ilə də yazıram. Əlbəttə bunun təsiri müsbətdir.

Alman aparıcı: Belə çıxır ki, sizin mənşəyiniz Tərlanın təhsil aldığı barakda mövcud olan etnik ayrı-seçkiliyə, etnik məsələlərə həssas yanaşmanıza gətirib çıxarıb. Belə ki, Tərlan “türk” adlandırılanlara qarşı ayrı-seçkiliyi təsvir edir. Bu vəziyyət indi necədir? Sizin təsvir etdiyiniz fərqlər hələ də aktualdırmı?

Fəriba Vəfi: Bu romanda “Türk” sözü işlənir. Amma burada bir növ zarafatdır. Lakin bəzən cəmiyyətdə bu diskriminasiya şəklində, təhqir formasını alır ki, əlbəttə bu xoşagələn deyil. Hələ də bu şeylərə rast gəlinir, bəli.

Alman aparıcı: Başqa bir kitabınızın alman dilinə tərcümə olunmasını arzu etsəydiniz, bu hansı kitab olardı? Alman oxucusunun hansı əsərinizi mütləq oxumasını istərdiniz?

Fəriba Vəfi: “Tibet röyası” romanımı oxumalarını istəyirəm.

Alman aparıcı: Siz indi bir müddət Almaniyada olacaqsınız. Romanınızı təqdim edəcəksiniz. Sizə çoxlu diqqətli oxucu və suallar arzu edirəm. Burada olduğunuza görə sizə təşəkkür edirəm.

Qonağımız Feriba Vafi və tərcüməçisi Yutta Himmelrayx. Yutta Himmelrayx həmçinin ədəbiyyat mükafatına layiq görülən “Tərlan” romanının tərcüməçisidir. Təşəkkür edirəm.

Fəriba Vəfi: Çox sağ olun. Təşəkkür edirəm mən də.

Tərcümə etdilər: Cəmilə İsmayılzadə, Ariz Tarverdiyev


Политическая цена «врачебных ошибок». Кто ответит за коронавирус?

Как грустно шутят многие, пандемия COVID-19, кроме всего прочего, еще и напомнила всем нам: человечество слишком поспешно уверовало, будто бы эпидемии, менявшие ход истории, ушли в прошлое. Пока что борьба с вирусом в самом разгаре, но карантинные меры в ответ на COVID-19 уже привели к сильнейшим политическим потрясениям во многих странах. Уже прошел — по видеосвязи — экстренный саммит G20, где обсуждали борьбу с коронавирусом и преодоление экономических последствий «коронавирусного» кризиса. Тем более нет ясности с последствиями политическими. Ожидает ли мир «медицинская реформа», получит ли мировая система здравоохранения больший «запас прочности», будет ли создана новая система реагирования на такие эпидемии — все эти вопросы пока что без ответа. Но зато уже налицо попытки сделать на коронавирусной эпидемии свой «гешефт». Москва солидарно с Ираном, Венесуэлой и т.д. уже потребовала отменить санкции на фоне коронавируса. Вот уж вправду: все сразу, полностью и немедленно, и с предсказуемым «нулевым» результатом. Совсем не так, как планировалось, оборачивается и шумная акция с оказанием помощи Италии. Подтекст понятен: в правящей коалиции в Италии состоит партия «Пять звезд», которая выступала за отмену наложенных на РФ санкций. В РосСМИ — обилие пиара и откровенных фейков в стиле «Италия разочарована в ЕС и благодарит Россию». Выход Италии из НАТО после «облома» с Турцией, правда, не обещают. Но о том, что  США направили в Италию передвижной госпиталь, Германия принимает на лечение в свои клиники тяжелобольных итальянцев, ЕС согласовывает план финансовой помощи — ни слова. Наконец, громкий скандал запалила итальянская La Stampa: 80% российской помощи оказалось бесполезной. Вопросы задают и в самой России: зачем надо было устраивать демонстративный пиар вокруг итальянцев, когда в самой России разгорается эпидемия COVID-19? И противостоять ей система здравоохранения, прежде всего в регионах, просто не готова? Просто «пиар»? Желание «ткнуть пальцем в глаз» американцев и европейцев одновременно? Эксперты, впрочем, уверены: вся эта «политика по случаю» вряд ли вызовет масштабные политические последствия. Другое дело — ответственность за «врачебные ошибки в политическом прочтении». Мировое экспертное сообщество обсуждает сенсационную новость: Китаю, возможно, придется ответить за коронавирус в американском суде. Во всяком случае, две крупные юридические фирмы США — Lucas-Compton и Berman Law Group — уже обвинили китайское правительством в злостном и намеренном сокрытии проблемы COVID-19 на начальной стадии эпидемии. Это замалчивание, по их логике, и привело к огромным финансовым потерям. Сумма иска пока что подсчитывается, но эксперты предупреждают: речь может пойти о 6 триллионах долларов. И если иск будет удовлетворен, то имущество китайских предприятий, находящихся в США, может быть арестовано. Более того, адвокатские фирмы начали работу над иском против Китая после того, как посол США в Лондоне Вуди Джонсон выступил с сенсационным заявлением: Китай создал угрозу миру, скрыв информацию о вспышке коронавируса и, таким образом, позволив ему распространиться за пределы коммунистической республики. «Сначала они пытались не допустить распространения новостей», – заявил посол Вуди Джонсон в статье в газете Times, добавив, что после этого Пекин избирательно делился критически важной информацией и создавал помехи для международных органов здравоохранения. После чего подвел итог: «Если бы Китай поступал правильно в правильное время, большинство его собственного населения и остальной мир, возможно, были бы избавлены от самых серьезных последствий этого заболевания». А теперь заявления посла, который априори не мог высказывать свое личное мнение, получают продолжение: виноват — ответь. Прежде всего в финансовом измерении. Можно, конечно, привести тут глубокий экскурс в историю американо-китайских «торговых войн», порассуждать о том, что Вашингтон просто хочет «задавить» Китай, но не все так однолинейно. Конечно, в последние месяцы в прессе и социальных сетях было модно восхищаться тем, как Китай организовал жесткий карантин, в какие сроки возводились временные госпитали и т.д., и при этом не обращать внимания, как эти самые карантинные госпитали рушились вместе с пациентами, находившимися в них, а врачи-вирусологи из других стран приходили в ужас от их «внутренней» организации: в таких условиях велика опасность внутрибольничных инфекций. Однако знающие люди предупреждают: прежде всего, в возникновении эпидемии роковую роль сыграла вопиющая антисанитария на китайских рынках, прежде всего тех, где продают экзотическую живность, используемую в китайской кулинарии. Причем продают ее в живом виде, где в одной клетке вполне могут сидеть и летучие мыши, и панголины, и прочие «подозреваемые». Для того, чтобы вирус, а они в природе изменяются постоянно, «перескочил» с одного хозяина на другого, например, с летучей мыши или паноглина на человека — самое оно. И самое главное, в борьбе с эпидемиями куда большее значение, чем жесткость мер, имеет время, когда они введены. А вот власти КНР то ли не смогли, то ли не решились отреагировать вовремя — что, в общем-то, вполне в традициях такого рода режимов. А уже потом, после того, как коронавирус вырвался во внешний мир,  начали демонстрировать жесткость и «пиарить» диктатуру. Так что обвинения против Китая не такие уж и беспочвенные. А удовлетворение иска по крайней мере в американских судах по меньшей мере не исключено. Не менее серьезные обвинения в США озвучены в адрес Ирана. Госсекретарь США Майк Помпео заявил: «Первые случаи COVID-19 в не менее чем пяти странах были прямым результатом игнорирования иранским режимом здоровья всех людей». Кроме того, Помпео напомнил, что иранская авиакомпания Mahan Air в феврале совершила не менее 55 рейсов между Ираном и Китаем. Входит ли в число этих пяти стран и Азербайджан, в США не уточняют — по крайней мере официально. Не приводят и подробностей. Но в прессе еще раньше появились подробности «врачебных ошибок», допущенных властями ИРИ. Самое удивительное, что известен даже «нулевой пациент» — иранский бизнесмен, который отправился в Китай, заразился там коронавирусом, а затем завез его в иранский религиозный центр — Кум. А уже отсюда вирус разнесли по всей стране — и по другим государствам — паломники. Причем власти ИРИ непозволительно долго не признавали сам факт эпидемии и еще не прекращали паломничество в Кум — под давлением местной «муллократии». И в результате эпидемия распространилась и в самом Иране, и на соседние страны. Повторят ли в этих странах опыт США с «китайским» иском — вопрос по меньшей мере открытый. Особенно с учетом возможных политических рисков. Однако эпидемия COVID-19 вызвала слишком масштабные последствия, чтобы здесь разговоры об ответственности отдельных стран за «врачебные ошибки государственного уровня» закончились ничем. Нурани, политический обозреватель

«Вирусное брожение» в оккупированном Карабахе

«Вечные темы» есть везде, в том числе и в социальных сетях. Одна из них — «надежды и реальность», начиная от попыток повторить дома композиции «глянцевых» фотографий с детьми и заканчивая тем, что заказанные по Интернету, особенно с популярных китайских торговых площадок, товары выглядят совсем не так, как на рекламных фотографиях. Но одно дело, когда заканчивается крахом попытка повторить эффектный журнальный кадр. И совсем другое, когда катастрофой заканчивается политическая стратегия. Именно это, по всей видимости, происходит и на оккупированных азербайджанских землях. Где эпидемия коронавируса спровоцировала нешуточное политическое брожение в весьма опасном для верхушки оккупационного режима направлении. Напомним: как накануне заявил журналистам председатель правления Общественного объединения «Азербайджанской общины Нагорно-Карабахского региона Азербайджанской Республики» Турал Гянджалиев, к нему обратились многие члены армянской общины Нагорного Карабаха, обеспокоенных ситуацией с эпидемией коронавируса в этом оккупированном регионе Азербайджана. По их словам, число лиц, больных ОРЗ и пневмонией, растет, инфраструктура здравоохранения в удручающем состоянии, тесты отсутствуют, наконец, власти скрывают факты заражения COVID-19. Конечно, Гянджалиеву оставалось только посоветовать своим собеседникам соблюдать правила личной гигиены. После чего депутат Милли Меджлиса от Ханкендинского округа направил своим собеседникам понятный месседж: «По окончании армянской оккупации азербайджанское государство реконструирует медицинскую инфраструктуру в Нагорно-Карабахском регионе нашей страны, и обе общины будут пользоваться возможностями системы здравоохранения, отвечающей современным стандартам». В переводе: на нормальную медицинскую помощь «самоопределившиеся карабахцы» могут рассчитывать только после деоккупации региона. А вот это уже серьезно. И по-настоящему опасно для верхушки — и иреванской, и ханкендинской. В самом деле, есть такое выражение: «Голод — не тетка». В сегодняшних ханкендинских реалиях оно получило актуальное продолжение «А вирус — не дядька». Эпидемия COVID-19 оказалась сильнейшим политическим катализатором: одно дело — рассуждать о «миацуме» под армянский коньяк где-нибудь в беседке в местном парке, и совсем другое — осознать, что за «миацум» придется платить жизнями собственных близких, причем не на войне, а просто в результате полной деградации местной социальной инфраструктуры. И самое главное, нет никаких шансов переменить ситуацию — нищей Армении не хватает денег даже на себя. И да, сегодня это коронавирус, а завтра может оказаться все что угодно вплоть до чумы. В Гадруте, кстати, ее природный очаг, там в двадцатые годы, как некстати напомнило РосТВ, уже бушевала эпидемия чумы, а в каком состоянии находится противочумная служба в оккупированном Карабахе, страшно даже подумать. Неудивительно, что думающая часть местной публики обращается к Туралу Гянджалиеву. И самое неприятное для армянской верхушки, что эти неудобные настроения проявились как раз накануне фарса под названием «выборы президента Нагорного Карабаха». Политическая пикировка разгорелась вовсю. Никол Пашинян все еще не теряет надежды «зачистить» главный бастион Роберта Кочаряна и Сержа Саргсяна и для начала привести к власти «своего» кандидата Масиса Маиляна, а вот свергнутый карабахский клан полон надежд на реванш и на победу Виталия Баласаняна. Все это сопровождается активной игрой на антитюркском психозе. И вдруг на этом фоне «самоопределившиеся карабахцы» обращаются за помощью…к Гянджалиеву! И тем самым посылают соперникам понятный месседж: «Чума, то есть коронавирус, на оба ваших дома!» Словом, эпидемия CОVID-19 по ту сторону линии фронта нарастает, но она же излечила многих от «миацума головного мозга». И судя по тому, какую истерику в ответ на заявление Гянджалиева подняли армянские СМИ, испугались там всерьез. Другой вопрос, как на эти неудобные реалии ответит местная верхушка — и иреванская, и ханкендинская. Как сквозь зубы признают иреванские СМИ, оккупированный Карабах оказался в полной блокаде. В Армении объявлено чрезвычайное положение в связи с эпидемией коронавируса, а на дорогах, ведущих в оккупированный Карабах, появились КПП. Въезд на оккупированные азербайджанские земли временно запрещен. Исключение — для лиц, «зарегистрированных в Арцахе», для грузовых автомобилей и загруженных «легковушек». Обещают, правда, пропустить еще журналистов и «наблюдателей», которые направляются на «президентские выборы», но в том, что их весьма жестко «процедят», сомнений нет. А это уже может быть и первым признаком к подготовке к силовому сценарию. Что уж точно поставит Азербайджан перед необходимостью вмешаться. Планы на этот счет у нашей страны есть, средства тоже, законные основания — тем более. А если еще надо будет направить в освобожденный Карабах врачей и дезинфекторов — это не проблема. Но, к сожалению, для многих это будет уже слишком поздно. Нурани, политический обозреватель

Ереван, бьющийся с пятой колонной, и готовящий запасный выход

Выражение «создал Бог и заплакал» никакого отношения к Всевышнему не имеет. В нем намек на человеческие пороки и непростительную незадачливость.  Люди, не видящие дальше носа, оказавшись во власти ложных расчетов, создают мифические бастионы и становятся заложниками собственных роковых ошибок. Нынешнее положение с «выборами» в оккупированном Карабахе из этой серии. Ситуация складывается вполне характерная, если взять в расчет, что силы, ответственные за судьбу «свободного волеизъявления», запрягли в телегу своих интересов силовые варианты. Они пока тщательно вуалируются, и по всему видно, что у «демократических сил» Карабаха, где, как свидетельствуют армянские же источники, «беспрецедентно высокая конкурентоспособная среда», но они готовятся к физическим баталиям. С приближением дня выборов все в движении, и премьер-министр Никол Пашинян, включив свой демократизатор, откомандировал в Ханкенди секретаря совета безопасности Армена Григоряна. Нет смысла объяснять, что человек этот по статусу силовик, стало быть, глава кабинета дает не тонкий, а толстый намек на особые обстоятельства. О целях и задачах вояжа главы совбеза никаких заявлений сделано не было. Подпевающие действующей власти силы в Ереване испытывают немерное удовлетворение тем, что «впервые карабахцы будут выбирать президента и парламент без заранее разработанного сценария». Намек на то, что доселе сценарий этих фарсов отрабатывался в Ереване, но теперь лидеры бандитских группировок отодвинули кураторов и взяли все в свои руки. Но возникает интересный вопрос – нужно ли такое развитие сценария самому Пашиняну, который оттанцевал тюркский танец «кочяри» в кругу азатютюнов, так и не став для них своим?! Надвигается острая закрутка сюжета. Пашиняну предстоит нелегкий тест. Сепаратисты демонстративно игнорируют его, показывая способность без вмешательства Еревана, регулировать механизм управления в собственной вотчине. В самый раз вспомнить сакраментальный тезис бархатистого лидера революции о том, что он «не волен говорить от лица карабахцев, поскольку они его не избирали». С его помощью он торпедировал урегулирование территориального вопроса, не ведая, что сам себя загонял в угол. Сегодня сепаратисты, мягко говоря, посылают его куда подальше. Если он безропотно согласится удалиться, то принародно признает бессилие в диалоге с вооруженной карабахской кучкой. Далее пойдет и поедет. Сепаратисты и их затаившиеся ереванские патроны прекрасно понимают, что главным для них оружием является самообладание и терпение, потому что кресло под премьером итак качается. Объявленная в мире пандемия внесла свои изменения в действующее положение, закрыв границы и с Ираном, и с Грузией. Как говорится, день ото дня не легче. Еле заметная маневренность премьера дает пищу для выводов об уязвимости положения пламенного трибуна. Круги, которые с первых дней революции ласкали слух главарю революции о необратимости международной субъектности Карабаха, теперь тоже понимают, что наступает момент тревожной истины. Дело пахнет керосином, ведь все идет к открытому столкновению Еревана с Ханкенди. Всякие разговоры о торжестве демократии и стремлении карабахцев к самоопределению превратились в никчемный идеологический хлам. Все идет к кульминации, где итог решится с помощью силы. Теоретически Пашинян может рассчитывать на силовую акцию, но поддержат ли ее военные? Ведь верховным главнокомандующим по конституции является не он, а глава законодательной власти. Президент Армении Армен Саркисян на днях совершил визит в Ханкенди и внес свою лепту в разрыхленную пропагандистскую массу, заявив, будто «честные и успешные выборы могут обеспечить победу карабахцам на международной арене». Правда, он не уточнил, в чем будет выражаться признание, когда ни одна страна, ни одна международная организация не собираются марать себя политической грязью. Обстановка электризуется на глазах, и в круг активных участников выборной кампании включились верхи. В Ереване определенно готовится план «Б», коль в Ханкенди заявляют о стремлении определенных кругов использовать старые методы для преодоления конфликта. Президент Саркисян склоняется в сторону сил,  отпочковавшихся от Пашиняна, и это явно прослеживается. Вряд ли президент после бесед с Бако Саакяном и его подельниками привез в Ереван месседжи, которые могли бы удовлетворить главу кабинета. Скорее, наоборот. Видно, что президент и глава совбеза играют в разные партии, и от их настроя будет зависеть финал тяжбы. Между тем тягостная пауза заполняется психической эпидемией, с помощью которой затуманивается и без того плотно отравленная обстановка. Министерство иностранных дел Армении снова выстрелило холостым пропагандистским зарядом, напомнив о «столетии резни в Шуше». Помнится, не так давно такое же пустопорожнее заявление было принято в связи с так называемыми кровавыми событиями в нахчыванском Айлисе (Агулисе). Это свидетельствует о том, что истероидный курс укореняется, и Ереван все дальше удаляется от здравого рассудка, поднимая высоту стены отчуждения. Это не новость, но обращает на себя внимание демагогический контент заявления МИД, в котором армянский истеблишмент в свете пережитого позора в связи с разоблачением Гарегина Нжде и других преступников двадцатого века пытается обелиться с помощью очернения славных сынов Азербайджана. В заявлении МИД упоминается видный деятель Азербайджанской Демократической Республики Хосров бек Султанов, который, как будто бы, совершил злодеяния против армян Карабаха, а «в годы второй мировой войны принял участие в создании азербайджанского легиона в составе нацистских войск». Во-первых, Хосров бек Султанов, будучи первым военным министром национального правительства, осуществил зачистку Карабаха от армянской террористической нечисти. Во-вторых, после советизации Кавказа перебрался в Стамбул, откуда был направлен в Польшу вместе с другими азербайджанскими политическими эмигрантами. В-третьих, во время войны оказался в Германии, где в качестве профессора медицинского университета не только преподавал, но и занимался научной деятельностью. Высокое образование заметно отличало его от Гарегина Нжде и других армянских преступников, которые целовали сапоги фашистам, доказывая свою лояльность новыми убийствами советских людей. Султанов сыграл важную роль в спасении советских военнопленных-азербайджанцев от немецких концлагерей. Его послужной - это славная биография достойного гражданина.  Говорят же, каждому свое. Так вот, он закончил свои дни на свободе в Турции в 40-х, не сгинул в тюрьме, как падший Нжде. Исторический контекст заявления армянского МИДа и раскрывает реальную цену политики, которую прославляет Ереван на международной арене. Тофик Аббасов, аналитик

Рейтинг@Mail.ru